Петропавловский маяк
Петропавловский маяк

 

Маяк Петропавловский 1 класса находится на восточном побережье Камчатки, в районе мыса Маячный и предназначен для обеспечения мореплавателям входа в Авачинскую губу.

Штатный номер маяка Петропавловский по книге «Огни и знаки Тихоокеанского побережья России» - 3200. Международный номер маяка по издаваемому Великобританией описанию огней – М8069.

Маяк Петропавловский установлен в 2,8 кабельтовых (около 500 м) к ENE от мыса Маячный, который является северо – восточным входным мысом Авачинской губы. Другой – юго – западный входной мыс этой губы – мыс Безымянный находится в расстоянии 3,2 мили (почти 6 км) от мыса Маячный. Между этими мысами расположен пролив, соединяющий Авачинский залив Тихого океана и Авачинскую губу. Авачинский залив вдаётся в восточный берег полуострова Камчатка. В Авачинской губе находится порт Петропавловск – Камчатский. Мыс Маячный скалистый. Он окаймлён подводными, осыхающими и надводными камнями. Мыс Маячный образован южным пологим  склоном горы Маячная высотой 218,4 м.

Географические координаты маяка Петропавловский: широта 520 53,21 N, долгота 1580 42,41 Е.

До города Петропавловска-Камчатский от маяка 12 км.

Площадь земельного участка, занимаемого маячным городком, 3,6 га.

Маяк получил наименование от города и порта, на подходе к которым он установлен. Мыс Маячный так стали называть в первой половине 19 века, когда на нём появился сигнальный костёр. Название закрепили после установки  маяка в 1850 году.

Дата устройства на мысе штатного сигнального костра – прообраза маяка – неизвестна. Уже во время 2-ой Камчатской экспедиции Витуса Ионассена Беринга  в 1733 – 1743 годах на этом мысе жгли костры «для морских судов» - маяке того периода развития техники. Этот маяк продолжал действовать и после завершения упомянутой экспедиции.

В «Описании маяков, башен и других предостерегательных знаков Российской Империи» издания 1835 года указано, что маяк Дальний – так маяк Петропавловский назывался до 1864 года – находится «на горе по правую сторону входа в устье Авачинской губы». Маяк представлял собой здание высотой от основания 11 2//3 фута (3,5 метра) и от «поверхности моря в ординарную воду 679 футов (207 метров)». «В потребном случае маяк освещается посредством сжения дров вне строения маяка» - то есть огнём маяка был горящий костёр. Маяк находился в ведении Петропавловского порта.

В районе пролива, соединяющего Авачинский залив и Авачинскую губу, находились ещё два маяка – Бабушкин и Раковый, но о них отдельный разговор.

Специальной инструкцией начальнику Камчатки было вменено в обязанность «…с начала августа по 15 ноября для безопасности подхода к Петропавловскому порту судов иметь постоянно во время ночи огонь на Дальнем маяке для входящих же судов в гавань…».Чтобы обеспечить маяк дровами на всё лето специально для этой цели выделялись люди. Заготовка дров производилась, как правило, в районе маяка.

В «Описании маяков, башен и других предостерегательных знаков Российской Империи» издания 1840 и 1845 годов помещено изображение маяка Дальний. Это рубленное здание с 4-скатной крышей и флагштоком. Его высота и порядок работы маяка не изменились.

Указом императора Николая 1 от 02 декабря 1849 года была образована самостоятельная Камчатская область и военный порт был перенесён из Охотска в Петропавловск. Это потребовало усовершенствования маяка Дальний. Начальник Камчатки капитан 1 ранга Ростислав Григорьевич Машин добивался получения из Санкт-Петербурга «осветительных ламп и рефлекторов»  для маяка. Начали строительство нового маяка и уже 07 июля 1850 года помощник начальника Камчатки доложил, что «…отстроено вновь здание Дальнего маяка в Петропавловском порте из лиственничного сухого леса. Маяк принял настоящее действие».(7)

07 (19) июля 1850 года считается датой основания маяка Петропавловский. Первым смотрителем маяка был унтер-офицер Яблоков.

В «Описании маяков…» издания 1850 года сообщается о вполне соответствующем своему времени маяке и содержится его изображение. Указывается, что маяк деревянный. Башня имеет форму 8-гранной призмы и установлена на фундаменте. На верхней площадке башни установлено многогранное фонарное сооружение. Высота маяка от основания 21 фут    (6,4 м). Высота башни от уровня моря меньше прежнего – всего 455 футов (139 м). Маяк был перенесён на новое, более низкое место. Огонь маяка «обыкновенного цвета» создавался 9-ю лампами. Дальность видимости огня маяка определили в 24 1/4 мили (45 км). Освещался сектор от 780 до 3060. При маяке был устроен телеграф для передачи сигналов в порт на расстояние 12 км.

В период героической обороны Петропавловска в 1854 году, блокированного англо – французской эскадрой, личный состав маяка сообщал в порт о действиях неприятеля. 19 августа вражеский пароход «Вираго», вошедший в горло (пролив) Авачинской губы, был обстрелян из 36-фунтового орудия, установленного на маяке. 25 августа с маяка предупредили о приближении эскадры противника.

После переноса в 1854 году военного порта из Петропавловска в Николаевск на Амуре внимание к маяку пропало. В ежегодных отчётах  Гидрографического департамента Морского министерства с 1862 по 1872 годы указывалось, что об освещении маяка сведения не поступали.

В «Описании маяков, башен и других предостерегательных знаков для мореплавателей Российской империи» издания 1864 года впервые наименование маяка указано как «Петропавловский или Дальний». Здесь же сообщается, что «по окончании последней войны до настоящего времени (а прошло уже 8 лет – Ш.) освещается маяк или нет, из какого числа ламп состоит его аппарат, а также в каком числе и где помещена маячная прислуга сведений не получено». Это же повторено в «Описании маяков…» издания 1865 года. Только с 1887 года маяк стал именоваться Петропавловским.

Только в «Описании маяков…»  издания 1866 года сообщается: «Осветительный аппарат катоптрический (отражательный) устроен для 9 ламп, но освещается 7-ю лампами, а 8-ая лампа с одним имеемым в запасе рефлектором ставится, когда в море с вечера видно судно. Когда будет поставлено 9 ламп, то будет освещён горизонт от NO 780 через O,  S и  W  до NW 540 (сектор от 780 до 3060 – Ш.). Тогда восточная лампа будет по направлению Шипунского мыса, а западная лампа – к Бабушкину мысу, где стоит сигнальная мачта. Маячная прислуга помещается в нижнем этаже здания маяка, над которым установлен самый фонарь. Особых зданий при маяке нет, но в 10 саженях (21м) ниже маяка устроена самими маячниками  землянка, где они готовят пищу и живут осенью до холодов. Маяк находится в ведении помощника капитана над портом.»

Трудности эксплуатации маяка усугублялись отсутствием ответственных специалистов. В отчёте Гидрографического департамента за 1871год сообщалось о направлении по распоряжению Главного управления в портах Восточного океана на маяки Петропавловский,  Бабушкин и Раковый смотрителя и 9 человек команды, которые на судне «Беринг» прибыли 14 октября на место. По донесению смотрителя маяк Петропавловский имел следующий вид. Здание на деревянных столбах, дощатое, одноэтажное, в плане имеющее вид правильного 8-угольника. Высота его от основания  до галереи 1,5 сажени (3,2 м), в диаметре также 1,5 сажени (3,2 м). Внутренних стен и перегородок нет. Пол деревянный. Три окна, каждое о шести стёклах малого размера. Трап внутри здания ведёт на галерею (фонарное сооружение – Ш.), где  помещается осветительный аппарат. Галерея имеет в диаметре 1 сажень (2,13 м). 5 сторон её, обращённые на SSW, заменены сплошными окнами о девяти больших стёкол каждое. Посредине галереи на железном штоке помещён осветительный аппарат, состоящий из 6 аргандовых ламп при том же числе рефлекторов. В крыше галереи установлен вентилятор. Галерея под верхним карнизом обнесена найтовом, от которого в 4 стороны идут бакштаги (оттяжки). Здание маяка ветхое (ему уже 21 год – Ш.), клонящееся к скорому разрушению. Этому способствуют жестокие осенние и зимние ветры. Здание уже несколько лет не ремонтировалось. Стены его просвечивают, пол гнилой и дырявый. Оконные рамы также гнилые. Крыша, крытая ржавым листовым железом, течёт. Галерея едва держится. Из бывших в ней 45 стёкол большого размера 23 стекла разбиты и заменены за неимением стёкол железными и жестяными листами. Внутри помещение покрыто копотью от ламп из-за   неисправности вентилятора.

Осветительный аппарат содержится небрежно. Лампы от долговременного употребления испортились, часть из них сломана и все они текут. Рефлекторы исцарапаны, а один из них помят. Чистили рефлекторы дурно, отчего отражаемый ими свет имел горизонт не более 5 морских миль (более 9 км).

Бакштаги, единственные хранители маяка, гнилые и, кажется, никогда не ремонтировались.

На расстоянии 5 сажен (10,6 м) от здания маяка находится землянка для трёх человек прислуги. Землянка наполовину разрушилась, курная, высотою в рост человека, с окном в одно небольшое стекло, пола нет. Бани нет ни при маяке, ни в порте.

В отчёте отмечалось, что такое неудовлетворительное состояние маяка произошло вследствие перенесения Петропавловского порта в Николаевск на Амуре и передачи маяка в распоряжение местных исправников, которые, не будучи специалистами, не могли следить за маяком и сообщали морскому начальству в Николаевск весьма ограниченные сведения о его состоянии. После увольнения по выслуге узаконенных сроков бывших при маяках служителей надзор за ними был поручен людям, незнакомым с делом освещения. Из-за этого возникли жалобы со стороны шкиперов. Главное управление в портах Восточного океана Морского министерства распорядилось назначить в Петропавловск смотрителя с новой прислугой, которых снабдили всем необходимым на 2 года. Для приведения маяка в удовлетворительное состояние в навигацию 1871 года были посланы туда в достаточном количестве материалы из портовых запасов строительной и гидрографической частей, а также приобретённые покупкой. На постройку или покупку дома для смотрителя и команды, а также для содержания в исправности огня маяка отослано 720 рублей. Петропавловский маяк будет обставлен и содержим соответственно крайней невзыскательной потребности.

В отчёте Гидрографического департамента за 1872 год сообщалось: «Отправленный в 1871 году в Петропавловск смотритель  маяка оттуда вызван и присмотр за маяком поручен камчатскому исправнику (главе полиции) за ежегодное вознаграждение в размере 300 рублей». С августа 1872 года маяк с вольнонаёмной прислугой из 4-х человек поступил в заведывание петропавловского исправника

В отчёте Гидрографического департамента за 1874 год указано, что Петропавловский маяк в 1873 году освещался с 01 апреля по 15 ноября. В «Описании маяков…» издания 1873 года дано наиболее полное описание сооружения маяка: «Маячное здание дощатое, без внутренних стен и перегородок, на деревянном фундаменте, одноэтажное, формой правильный 8-гранник, диаметром и высотой до галереи по 1,5 сажени (3,20 м). Галерея в диаметре 1 сажень (2,13 м). Среди неё на железном штоке утверждён отражательный аппарат из 6 ламп. Галерея под верхним карнизом обнесена найтовом, от которого идут 4 верёвочных бакштага».

В 1874 году маяк был передан из ведения помощника капитана порта над портом в Петропавловске в ведение заведывающего лоцманской и маячной частями в портах Восточного океана.  

В отчёте Гидрографического департамента за 1874год сообщалось: «В 1874 году в порт Петропавловск пришло всего 6 судов. Необходимые для освещения материалы в 1874 году на маяк отправлены не были. По почте  петропавловскому исправнику, заведывающему маяками, было послано 750 рублей на содержание маяка и 4-х человек прислуги. О состоянии маяка за 3 года сведения от заведывающего маяком не поступало».

В «Описании маяков…» издания 1875 года по маяку Петропавловский делается пессимистическое предупреждение мореплавателям: «Так как осветительные припасы присылаются не каждый год, то на постоянное и правильное освещение маяка рассчитывать нельзя».

В отчёте Гидрографического департамента за 1875 год сообщалось, что камчатский исправник коллежский советник Волков сообщил, что на Камчатке невозможно приобрести даже дельфиний жир. Гидрографическая часть порта Николаевск на Амуре воспользовавшись отправкой на Камчатку клипера  «Гайдамак» с целью наблюдения за иностранными китобоями на морях, омывающих западный берег Камчатки и Чукотский Нос, отправила в июне 1875 года на этом клипере необходимые для маяка осветительные материалы. По прибытии клипера в Петропавловск офицеры корабля нашли маяк освещённым.

На том же клипере «Гайдамак» отправился из Владивостока в Петропавловск  вновь назначенный на Камчатку исправник титулярный советник Попов, в ведение которого должен был поступить Петропавловский маяк. Гидрографическая часть просила Попова по прибытии на место осмотреть маяк и сообщить, в каком состоянии будут найдены  как сам маяк, так и его имущество.

24 августа 1875 года в Петропавловске праздновали 21 годовщину отражения англо-французской эскадры. Клипер «Гайдамак» был расцвечен флагами и произвёл салют.

Командир клипера капитан – лейтенант Тыртов осмотрел маяк Петропавловский, который оказался в исправном виде. В имеемых 7 лампах жгли дельфиний жир, который не давая яркого пламени, сильно коптил. Поэтому приходилось через четверть часа поправлять каждую лампу, что не могло быть выполнено добросовестно двумя жившими на маяке казаками. В сменных ведомостях, подписанных прежним и настоящим исправниками, сказано: «Здание маяка ветхое, поддерживается вантами и имеет окладные брёвна сгнившими. Лампы требуют исправления, а рефлекторы – посеребрения.»

В 1876 году на маяке побывал офицер канонерской лодки «Горностай» и нашёл его требующим капитального исправления. Для команды маяка крайне необходимо построить дом, так как летом она помещается в самом здании маяка, что опасно на случай пожара. Весной и осенью команда живёт в землянке, подвергаясь болезням от холода и сырости, так присущей тому краю, особенно весной. Вельбот не исправен.

В отчёте Гидрографического департамента за 1876 год  приводятся соображения, что из-за отдалённости маяка от Владивостока гидрографическая часть едва ли будет иметь возможность сделать какие-либо исправления из её сметных сумм, тем более если на маяке не будет содержаться отдельный смотритель и постоянная команда. Принимая во внимание, что маяк в течении навигации служит для пользы только одного военного судна и 5 – 6 коммерческих судов, из которых 4 непременно иностранные китобойные, посещающих Петропавловский порт, то, по мнению местного начальства, не ощущается большой потребности в маяке и было бы целесообразнее предложить компании «Гудчинсон и Колл» принять на себя содержание маяка с вознаграждением от казны, во что он ей обходится в течении года.

Материалы, необходимые для годового освещения маяка и 750 рублей денег на содержание исправнику и вольнонаёмной прислуге в составе 4 человек  и 50 рублей на ремонт маяка были отосланы в 1876 году на клипере «Всадник» и на канонерской лодке «Горностай» и сданы по назначению.

В 1877 году маяк освещался с 01 апреля по 30 ноября. Навигация продолжалась с 19 апреля по 26 октября. В порт было сделано 16 рейсов. Первым 19 апреля пришло английское военное судно «Егерия», а последним ушла российская шхуна «Дагмара».

Осмотрели маяк и  петропавловский 1 гильдии купец А.Ф.Филипеус – владелец парохода «Курьер» вместе с командиром этого парохода Лимашевским.  На пароходе «Курьер» по поручению гидрографической части портов Восточного океана были отправлены осветительные материалы для маяка за фрахтовую плату 16 руб 60 коп. Из их сообщения видно, что по опросу маячной прислуги жалование она получает исправно и освещение маяка производится во всю навигацию правильно. Но здание маяка весьма непрочное и держится лишь заложенными кругом фонаря пеньковыми штагами, закреплёнными за врытые в землю сваи. Штаги от сырости и времени уже совершенно побелели и если они  сдадут, то маячное здание при одном из порывов господствующего там зимой свежего северного ветра может быть снесено с утёса, имеющего высоту до 450 футов (137 м). Кроме того, это здание вследствие совершенной гнилости нижних венцов и фундаментных стоек значительно накренилось к северо – востоку. По балкону из-за его гнилости ходить опасно и он не имеет перил. Крыша маяка вся проржавела.

Командир парохода «Курьер» заметил, что прислуга маяка совершенно не знакома с тем, в какую сторону горизонта следует направлять огонь маяка, и дал им нужные указания. Он находит, что лампы маяка должны быть расположены таким образом, чтобы огонь освещал горизонт от  NO 850 через    S до  SW 680 и даже до  NW 200 (от 850 до 2480 и даже 3400), то есть до створа Трёх Братьев с мысом Раковым. Для этого необходимо увеличить число ламп с ныне имеемых 7 по крайней мере до 13.

Гидрографический департамент приняв во внимание, что маяк существует с 1850 года и для прислуги нет помещения, которое заменяется ямой, выкопанной в обрыве, а также то, что маяк со времени упразднения Петропавловского порта в 1854 году никогда не осматривался специальными лицами Морского ведомства и почти никогда не ремонтировался, нашёл необходимым перестроить его и привести в такое же состояние, в котором находятся у нас подобные ему учреждения, а потому вошёл в сношение по этому проекту с главным командиром портов Восточного океана.

Местное маячное управление в лето 1878 года предполагает послать на маяк новые тросы для замены ими старых бакштагов.

В 1878 году маяк освещался с 01 апреля по 30 ноября. Навигация продолжалась со 02 апреля  по 03 октября. В порт было сделано 19 рейсов. Первым пришёл коммерческий пароход «Александр», а последней ушла коммерческая шхуна «Леон».

Гидрографическая часть не видя возможности за отдалённостью Камчатки сделать что-либо радикальное для приведения маяка в надлежащее состояние и имея лишь в виду не допустить его до совершенного уничтожения, с разрешения главного командира портов Восточного океана приобрела во Владивостоке на 160 руб 30 коп самые необходимые строительные материалы, которые отправила в Петропавловск на пароходе «Курьер» вместе с новым тросом и 50 рублями в дополнение к ранее посланным  50 же рублям на расходы по найму рабочих. Исправнику предложено, по его усмотрению, если признает необходимым укрепить или переменить стойки и нижние венцы маяка, заменить сгнившие переплёты и двери новыми, крышу перекрыть новым тёсом с окраской за 2 раза, все старые лампы и рефлекторы заменить посланными новыми, здание маяка снаружи побелить, фонарь покрасить снаружи и внутри, старый трос, сдерживающий маяк от напора северных ветров, заменить новым  - то есть сделать всё, что сочтётся необходимым, чтобы маяк мог просуществовать ещё несколько лет.

В отчёте Гидрографического департамента за 1878 год указывается на «необходимость поставить новый маяк и преимущественно железный, который нужно доставить из Европы целиком, так как в Петропавловске ни на какие строительные материалы, даже на лес, рассчитывать нельзя. В нижнем этаже башни необходимо иметь помещение для маячной прислуги, приспособленное для житья во время холодов. Или же содержание маяка передать контрагенту северных портов А.Ф.Филипеусу, так как для него существование маяка представляет наибольший интерес ввиду незначительной коммерции, совершающейся при Петропавловском порте, не считая заходящих туда американских китобоев».

В 1878 году на маяк на пароходе «Курьер» был доставлен новый 6-вёсельный полуспасательный вельбот, а старый продан на месте.

В 1878 году вольнонаёмной прислуге маяка – 4 человекам была установлена плата по 20 рублей в месяц в течении 7 месяцев, что составляло сумму 560 рублей. Расход этот по распоряжению главного командира   по портам Восточного океана отнесён на параграф 7 статьи 3 сметы в том соображении, что прислуга эта заменяет казённую команду из матросов, содержание которой в составе положенных по штату 1 унтер – офицера и 6 рядовых обходилось бы казне по существующим ценам ежегодно до 1518 руб 44 коп, не считая траты и порчи провизии и хлопот по пересылке довольствия.

До 1878 года содержание прислуги маяка выдавалось из сумм, ассигнуемых гидрографической частью для смотрителя. Исправнику послано было предложение, чтобы в числе 4 человек прислуги находился один знающий грамоту за старшего в качестве помощника исправнику, за что ему будет выдаваться добавочное вознаграждение по 10 рублей в зимние месяцы и по 15 рублей в летние. Предполагалось увеличить вознаграждение исправнику за присмотр за маяком и его имуществом, так как в тамошнем крае 25 рублей в месяц, которые ему в то время выплачивалось, составляло такую малую плату, за которую нельзя требовать от него усиленных занятий.

Всё потребное для существования маяка в 1878 году было доставлено туда на пароходе «Курьер».

В1879 году маяк Петропавловский по-прежнему состоял в ведении камчатского исправника. Материалы и всё необходимое для существования маяка было доставлено на пароходе «Курьер» бесплатно. Ревизию по маяку поручено было произвести отправившемуся на том же пароходе в Охотск исправником чиновнику Алексееву, который сообщил: «Из денег, высланных с надворным советником Филипеусом для маяка выдано исправнику 860 рублей его вознаграждение и жалование прислуги. Остальные 65 рублей за непредставлением отчёта о ремонте маяка за прежнее время и потому что сам маяк найден в удовлетворительном состоянии, не требующем более ремонта, задержаны для возвращения в гидрографическую часть портов Восточного океана. Во избежание на будущее время замедлений в доставлении отчётности по маяку и    других неудобств необходимо поручить заведывание маяком совершенно отдельному лицу, не отвлекаемому прямыми служебными обязанностями, как местный исправник. Но так как за такое незначительное вознаграждение в 300 рублей в год нельзя найти вполне надёжного и сведущего человека, то необходимо увеличить вознаграждение до 600 рублей в год.»

В отчёте Гидрографического департамента за 1879 год  отмечается, что уже второй год гидрографическая часть имеет присвоенное смотрителю Петропавловского маяка содержание – 750 рублей, но пригласить на это место отдельное от исправника лицо затрудняется. Во-первых, опасается из-за отдалённости Петропавловска совсем потерять контроль над маяком. Во-вторых, из-за неимения при маяке никакого жилья, кроме землянки в утёсе, не видят, как смотритель сможет принести пользу. Если смотритель будет проживать в Петропавловске, не имеющем сообщения с маяком по берегу, то на маячной шлюпке  за неимением гребцов на маяк ему ездить будет нельзя.

Для приведения маячного магазина (склада – Ш.) в состояние , при котором было бы возможно сохранять в нём имущество без вреда от порчи, необходимо на ремонт до 136 рублей. Для сохранения маячного вельбота зимой от опасности   быть разбитым от ветров и от завалов снегом необходимо построить особый сарай.

Маяк Петропавловский в 1879 году освещался с 01 апреля по 01 декабря. Последнее судно ушло из порта 07 октября. Освещение маяка в ноябре приписали самовольному действию исправника, не оправданному необходимостью.

В 1879 году здание маяка произведёнными исправлениями приведено в состояние, возможное к существованию в течении 2 лет, пока не будет выстроен новый маяк.

В 1879 году на маяке и были выполнены следующие работы:

- заменены под башней брёвна, служащие для неё фундаментом,

- самая башня укреплена бакштагами из троса,

- для укрепления основания башни с шести сторон устроены завалины из брёвен, засыпаны камнем и обложены дёрном,

- башня обшита досками и в ней настлан пол,

- исправлен балкон фонаря с заменой части железа,

- выцветшие стёкла в фонаре заменены новыми,

- башня внутри и снаружи побелена, балкон и крыша окрашены,

-исправлены оба имеющиеся на маяке вельбота, которые во время выпавшего  29 ноября (1878 года – Ш.) большого снега и бывшего в то же время землетрясения были раздавлены обрушившимся навесом.

Необходимые в 1879 году для освещения маяка осветительные материалы были отправлены на пароходе купца Филипеуса «Курьер» в конце июня. На этом же пароходе отправился в Петропавловск новый исправник коллежский асессор Серебряков, который и принял в своё заведование маяк от Попова на тех же условиях – за вознаграждение 300 рублей в год. Нехватка по всему маячному имуществу при его передаче составила всего 4 рубля, которые главный командир портов приказал принять за счёт казны.

В 1880 году маяк освещался с 1 апреля по 1 ноября. Маяк укрепили проволочным тросом, который способствовал маяку выдержать без всяких повреждений осенние бури, сорвавшие в городе много крыш с домов. Крайне плохое помещение в землянке маячных служителей заставило исправника Серебрякова позаботиться о приготовлении к постройке осенью 1881 года избы из растущего в окрестностях берёзового леса. Главный командир портов приказал выдать деньги на эту постройку и послать для установки в избе печей необходимый материал.

В 1881 году осмотр маяка и его снабжение на годовую потребность осветительными материалами по поручению главного командира портов произвёл командир клипера «Стрелок» капитан – лейтенант А.К. де Ливрон. Осмотр маяка произвёл мичман Беклемишев, который представил обстоятельную записку о состоянии маяка. Он предложил перенести маяк на остров Старичков, как место выдающееся в море и менее закрываемое туманами, чем мыс Дальний, на котором теперь находится маяк.

Команда клипера «Стрелок» выполнила работы по улучшению состояния маяка:

- были заменены тросы укрепления маяка,

- маяк побелен и стёкла промазаны,

- в аппарате установлены несколько новых ламп и рефлекторов (всего в аппарате 9 ламп), аппарат приведён в порядок,

- исправлена сигнальная мачта,

- установлена сигнальная пушка, лежавшая до тех пор в траве на месте прежней батареи.

В 1881 году Гидрографический департамент распорядился о составлении гидрографической частью  сметы на постройку нового маяка.

В 1882 году командиру клипера «Вестник» капитану 2 ранга Ф.К.Авелану было поручено при заходе в Петропавловск выбрать более удобный пункт для установки нового маяка, так как высокость мыса Дальний, на котором стоит существующий маяк, часто покрывается туманом.

В том же году прибывший из Владивостока надворный советник Филипеус, заинтересованный маячным освещением входа в Петропавловск, как имеющий торговые сношения с Камчаткой и совершающий на собственном судне туда ежегодные рейсы, предложил Гидрографическому департаменту взять на себя постройку нового деревянного маяка и представил его рисунок. Рисунок этот был отдан на просмотр Строительного отделения    Морского технического комитета, одобрен им и в сентябре отослан вместе с условиями Филипеуса на постройку маяка главному командиру во Владивосток для соображений при избрании способа постройки маяка.

В 1883 году о постройке нового маяка взамен пришедшего в ветхость велась переписка с главным командиром портов Восточного океана и дело остановилось на том, что с разрешения управляющего Морским министерством выбор места для постройки маяка, равно и способ для постройки был предоставлен   главному командиру портов по соглашению с начальником отряда судов Тихого океана. При этом обоим лицам были сообщены мнения Гидрографического департамента по этому предмету.

В 1884 году происходил обмен мнениями лиц, признанных компетентными в знании местных топографических и гидрографических условий, согласование которых явилось трудным делом. Постройка маяка приостановилась за нерешёнными вопросами о месте, где выгоднее поставить новый маяк, и о способах и материалах для его постройки. Ввиду важности этих вопросов для постройки маяка в такой отдалённой местности, как Камчатка, куда только в последние годы начали ежегодно заходить наши военные суда и, следовательно, ошибка в выборе места не может быть легко исправлена, а способы постройки зависят не только от размеров  ассигнованной суммы, но от средств доставки материалов, приводились следующие мнения по этим вопросам.

Многими признаётся неудобство Петропавловского маяка на прежнем месте, так как вершина скалы в 427 футов (130 метров), на которой стоит маяк, часто закрывается туманом и для избежания этого неудобства предлагаются три варианта нового места для маяка.  

По мнению командира клипера «Стрелок» капитан – лейтенанта А.К. де Ливрона и гидрографической части во Владивостоке маяк следует поставить на острове Старичкова так как:

- остров Старичкова и ближайший к нему берег по большей части бывают ясно видны, в то время как туман покрывает восточный берег входа в Авачинскую губу, где теперь находится маяк;

- для судов, идущих с моря в бухту, остров Старичкова представляет первоначальный приметный пункт;

- маяк, поставленный на этом острове, будет светить до камня Бабушкина, пройдя который судно уже не будет нуждаться в маяке в Авачинской губе;

- маяк оградит от косы подводных камней у мыса Опасный.

По мнению командира клипера «Вестник» капитана 2 ранга Ф.К.Авелана и надворного советника Филипеуса неудобства острова Старичкова заключаются:

- в отсутствии на острове леса и пресной воды;

- в трудности приставать к острову из-за почти постоянного около него буруна;

- в отдалённости от жилых мест;

- трудности сообщения с Петропавловском.

Другое место постройки маяка, по мнению бывшего начальника гидрографической части во Владивостоке капитана Клыкова и шхипера Лимашевского, мыс Безымянный в 3,5 мили (6,5 км) на юго – запад от существующего маяка – южный входной мыс Авачинской губы. Его преимущества перед островом Старичкова:

- мыс приглуб;

- имея высоту от 150 до 200 футов (от 46 до 71 метра) он реже других мест закрывается туманом;

- по северо – западную сторону от него находится бухта, закрытая от всех ветров, кроме восточных, и в глубине бухты песчаный берег, удобный для подхода шлюпок и выгрузки строительных материалов;

- от маяка можно провести дорогу до вершины Тарьинской губы, в которой жители Петропавловска заготавливают   лес и дрова, разводят огороды, собирают ягоды и ловят рыбу – маяк будет меньше разобщён с людьми, чем на острове Старичкова;

- мористое положение мыса делает его приметным пунктом для судов, идущих с юга.

Невыгодность маяка на мысе Безымянный – затруднительное сообщение с Петропавловском.

Комиссия во Владивостоке из офицеров с участием Филипеуса, назначенная специально для рассмотрения вопроса о месте нового Петропавловского маяка, нашла наиболее удобным местом тот же мыс, где теперь стоит маяк, но в 200 саженях (427 метрах)  на северо – восток от старого маяка в самой низкой части лощины, находящейся на 75 футов (23 метра) ниже нынешнего маяка.

Выгода этого места, по мнению комиссии, в следующем:

- маяк будет меньше закрываться туманом,

- вблизи имеются дрова и вода,

- более удобное сообщение с Петропавловском по существующей уже тропе.

Невыгода – огонь маяка будет заслоняться горой, на которой стоит сейчас маяк, и не будет виден в самом входе в Авачинскую бухту.

Комиссия признала также необходимым поставить на острове Старичкова деревянный знак и на мысе Сигнальный на подходе к Петропавловску - небольшой маячный огонь.

В части применения наиболее выгодных материалов для маяка были следующие мнения. Филипеус предложил построить маяк в виде сруба из лиственничных брёвен, как он изобразил на одобренном рисунке. За постройку башни  с деревянным же фонарём, но без аппарата, он просил 4250 рублей.

По мнению капитана М.А.Клыкова бревенчатый сруб из-за неравномерной осадки стен будет менять правильное положение осветительного аппарата. Поэтому лучше и дешевле строить маяк деревянный, но раскосной системы с обшивкой досками, как построен Клостер – Кампский маяк. Срубить здание во Владивостоке и доставить его с фонарём на место вместе с рабочими на военном судне. Или построить башню из владивостокского камня, отёсанного в виде занумерованных кирпичей, которые привезти на судне. Но есть мнение, что маяк из камня может разрушиться от случающихся здесь землетрясений.

Временно исполняющий дела начальника строительной части во Владивостоке капитан Иванов рекомендовал построить разборную башню из железа, заказав её или в порту во Владивостоке, или в Европе. Сборку башни на месте можно произвести судовыми средствами под надзором судового механика. Здания маячных служб сделать из местного камня, если он будет найден, или из дерева, срубив все здания во Владивостоке.

Это же мнение поддержал начальник гидрографической части капитан Казаринов и сообщил что местный владивостокский мастер Лени берётся сделать железную башню со сборкой на месте за 9…10 тысяч рублей.

В 1883 и 1884 годах решение принято не было из-за отсутствия начальника отряда судов в Тихом океане контр-адмирала А.Е.Кроуна. Оно состоялось только в 1885 году и сводилось к предоставлению права главному командиру портов строить маяк хозяйственным способом: срубить маяк во Владивостоке и затем на нанятом судне доставить его и материалы к месту постройки. Для содействия в самой постройке испрошено разрешение на назначение одного из военных судов, плавающих в северных водах. Место установки маяка назначено на площадке вблизи и ниже прежнего маяка.  

Новый маяк был построен и освещён 6 (18) сентября 1886 года. Башня маяка, дом смотрителя и команды были сделаны во Владивостоке и в разобранном виде перевезены на пароходе Добровольного флота «Кострома». Новый маяк установили в расстоянии 120 сажен (256 метров) восточнее места прежнего маяка. Маяк был построен начальником гидрографической части капитаном Казариновым при содействии команды клипера «Крейсер» - командир капитан 2 ранга А.А.Остолопов.

Организация службы на маяке оставалась прежней. Заведывал маяком исправник на правах смотрителя. Прислуга была вольнонаёмной. Только два маяка на Дальнем Востоке имели в то время вольнонаёмную прислугу – Петропавловский и Скрыплёвский. Её численность составляла 4 человека, из которых один был старший. Оплата старшему была 25 рублей в месяц, вахтенным – по 20 рублей в месяц.

Маяк представлял собой 8-гранную деревянную обшитую досками белую пирамидальную башню с фонарным сооружением, имевшим красную крышу. Высота огня маяка по сравнению с прежней башней стала больше только на 4 фута (1,22 метра) и была 26 футов (7,93 метра). Маяк был установлен на высоте 230 футов (70 метров). Дальность видимости огня была 18,4 мили (34 км). Осветительный отражательный аппарат состоял из 15 ламп с рефлекторами. Сектор освещения маяка был от NO 550 через  S до SW 500 (от 550 до 2300). Маяк освещался в течении навигации.

Планом работ по маячной части на новое 6-летие с 1892 по 1897 годы предусматривалась перестройка и переоснащение Петропавловского маяка на сумму 72 000 рублей.

При осмотре маяка в 1890 году было выбрано вблизи маяка место для сирены. Из-за частых землетрясений здание сирены должно быть деревянным. Так как предполагалась установка паровой сирены, то необходим был опреснитель.

В 1892 году маяк Петропавловский начал освещение 1 апреля и закончил 17 ноября.

В 1893 году на маяке было установлено орудие и колокол для туманной сигнализации. Орудие производило выстрелы с промежутком  от 5 до 10 минут в ответ на сигналы  с судов в зависимости от их отдалённости.

Установка сирены, перестройка и переосвещение маяка, назначенные по «Плану постепенного сооружения, переосвещения и перестройки маяков Восточного океана на 1892…1894 годы не были начаты из-за недостатка инженеров.

В 1893 году по распоряжению командира порта были составлены сметные соображения на следующие работы по маяку:

- на постройку помещения для сирены и опреснителя, нового склада для керосина, провизии и маячных материалов, временной пристани, сарая для вельбота, коровника, помещения для ездовых собак и ограды вокруг маячного двора;

- на постройку по образцу построенных на маяке Речном около Владивостока новых дома для смотрителя на деревянных стульях и бани;

- на капитальный ремонт существующего дома, который предполагается обратить в казарму для прислуги при сирене.

Все здания проектировались деревянными  из-за бывающих здесь землетрясений.

Из-за отсутствия в Петропавловске леса и страшной дороговизны на остальные строительные материалы предполагалось готовить здания во Владивостоке, перевозить их в разобранном виде на пароходах Добровольного флота в Петропавловск, а оттуда уже на шлюпках доставлять к маяку, перевезти на гору и собрать на месте в течении 3-х месяцев. Это был единственно возможный, хотя и не совсем удобный и дешёвый способ строительства маяка.

Перестройка маяка тем более желательна, что смотрителю маяка с семейством и 7-ю человеками команды сейчас приходится помещаться в одном доме, занимая в нём одну маленькую комнату. Дом, имеющий в длину 4,5 сажени и в ширину 3 сажени (9,6 х 6,4 метра), разделен на переднюю, кухню, квартиру смотрителя и казарму. Это, помимо неудобств в гигиеническом отношении, даёт себя чувствовать и в дисциплинарном отношении.   

После перестройки маяка в 1887 году на маяке смотритель – лицо, состоящее на коронной (государственной) службе и личный состав из 7 человек нижних чинов Сибирского флотского экипажа.

Начальником эскадры судов Тихого океана по просьбе Главного гидрографического управления от 13 апреля 1894 года было предписано командирам судов эскадры, находящимся в северном плавании, выбрать более целесообразное место для нового Петропавловского маяка, предполагаемого к постройке при входе в Авачинскую губу.

Командир крейсера «Разбойник» капитан 2 ранга А.Н.Зилов в рапорте начальнику эскадры категорически высказался за постройку маяка на месте существующего, так как из 14 раз входов и выходов из Авачинской губы маяк был закрыт туманом только 1 раз, в то время как береговые низы были открыты. Но, чтобы и в этом случае определиться, он полагает не лишним поставить добавочные знаки как можно ближе к воде на мысе Маячный и мысе Безымянный. Знак на мысе маячный может быть даже с огнём и находясь от маяка на расстоянии не более 1 версты (1,067 км) будет под наблюдением смотрителя маяка. На мысе Безымянный иметь такой же знак без огня или, в крайнем случае, красить выступающий от мыса кекур в какой – либо цвет, что исполнит смотритель маяка в хорошую погоду.

Командир крейсера «Забияка» капитан 1 ранга Н.А.Гаупт против перемены места маяка и не находит в этом ни выгоды, ни необходимости. Но находит не лишним отодвинуть маяк несколько назад, поместив впереди него пушку, звук которой теперь отчасти теряется за башней.

Командир парохода «Якут» заявил, что выбор места настоящего положения маяка не заставляет искать лучшего.

В 1896 году были выполнены все основные работы по реконструкции маяка. Смотритель маяка  Никифоров, состоящий на коронной службе, и 7 человек команды из нижних чинов Сибирского флотского экипажа перебрались во вновь построенные здания маяка, в которых в конце 1896 года – начале 1897 года производилась окончательная внутренняя отделка. Кроме жилого дома смотрителя и команды были построены башня маяка, здание служб и баня, обнесённые общей оградой.

Ныне действующий маяк был установлен в расстоянии 95 сажен (203 метра) в направлении 550 от старого маяка. Коническая башня маяка высотой 8,65 метра с винтовой металлической лестницей шириной 1 метр была собрана из 9 рядов чугунных тюбингов. Высота каждого из 8 нижних рядов тюбингов 1 метр, а верхнего ряда – 0,65 метра. Диаметр башни в основании 3,50 метра, диаметр по верху – 2,50 метра. Наверху башни установлено фонарное сооружение с балконом и светооптическим аппаратом Френеля 3 разряда фирмы «Барбье и Ко» Париж. Высота фонарного сооружения с вентилятором 4,90 метра, его диаметр 2,40 метра. Высота остеклённой части, как и высота оптической системы аппарата, 1,60 метра. Штормовые стёкла плоские, в виде трапеции высотой 1105 мм и толщиной 7 мм. Всего в фонарном сооружении 14 штормовых стёкол 8-и типоразмеров.

Башня установлена на цилиндрический бетонный фундамент в виде стакана, опирающегося на щебёночную подушку толщиной 30 см. Высота фундамента 4,0 метра. Он заглублен в грунт на 3,75 метра и возвышается над ним на 25 см. Диаметр фундамента 4,20 метра. Толщина его стен и днища 70 см. Внутри фундамента полость диаметром 2,80 метра и высотой 2,85 метра, закрытая деревянной крышкой высотой 45 см.

Общая высота маяка от поверхности грунта до верха вентилятора 13,80 метра. Маяк установлен на высоте 81 метр над уровнем моря. Первоначально башня была окрашена в белый цвет, но с 1938 года на башне стали накрашивать 4 чёрных и 4 белых горизонтальных полос. Маяк освещал сектор от 600 до 2280 – так он светит до сих пор. Огонь был белый, постоянный с дальностью видимости 21 миля (почти 39 км). В светооптическом аппарате была одна поясная линза диаметром 1000 мм и высотой 1670 мм. Была установлена керосиновая горелка.

Новый, действующий до сих пор маяк открыл освещение 1 (13) июня 1897 года.

Для доставки строительных материалов подход к берегу для разгрузки со стороны океана невозможен из-за подводных камней и отвесного берега. Подходить на шлюпках и катерах можно только со стороны Авачинской губы. Наиболее удобное для выгрузки материалов место находится в бухте Шлюпочная вблизи камней Три Брата, к северу от них находится якорное место с глубиной 5 сажен (10,7 метра). Грунт – песок. На берегу против этого якорного места находился пакгауз постройки 1891 года и от него был проложен узкоколейный железнодорожный путь с подъёмником – лебёдкой для доставки грузов на маяк.

Реконструированный маяк в 1901 году освещался с 1 апреля по 15 ноября в течении 2489 часов. Зам это время на его освещение было израсходовано 55 пудов 4 фунта керосина (902 кг или 1128 литров). Расход керосина в час составлял 85 золотников (362 грамм или 0,453 литра).

Общая площадь 2-этажного  деревянного, рубленного из бруса, жилого дома была 461 кв.м. Толщина стен 22 см. Фундамент – ленточный бутовый. Размер жилого дома в плане 23,56 х 11,86 метров. Высота дома от отмостки до конька 10,34 метра. Дом был соединён с башней крытым переходом длиной 3,6 метра. Дом был построен на косогоре выше башни, поэтому нагорная половина нижнего этажа имела высоту всего 2,12 метра и использовалась как овощехранилище. Вторая половина нижнего этажа и верхний этаж имели высоту 3,10 метра. В нижнем этаже располагались служебные и складские помещения. В верхнем этаже находились жилые помещения и кухня. Здание имело печное отопление и керосиновое освещение. Воду брали из колодца. Уборная была во дворе. Этот жилой дом был разобран в 1968 году после ввода в эксплуатацию вновь построенного 8-квартирного жилого дома.

В 1900 году смотрителем маяка вместо Никифорова стал Косачёв.

С 1902 года маяк освещался уже с 10 апреля по 20 ноября.

В 1904 и 1905 годах из-за войны с Японией маяк вообще не освещался.

В 1910 году была установлена радиотелеграфная связь с маяком.

В 1913 году по данным наблюдений объявленная дальность видимости огня маяка была уменьшена с 21 мили до 16 миль (с 39 км до 30 км).

За период Гражданской войны никаких существенных изменений в составе технических средств и их работе не произошло.

С образованием в ноябре 1922 года Управления безопасности кораблевождения на морях Дальнего Востока (УбекоДальВост) маяк Петропавловский перешёл в его ведение, а с 1935 года в ведение Гидрографической службы Тихоокеанского флота (далее -  ГС ТОФ).

Извещением мореплавателям ГС ТОФ № 4 от 8 января 1937 года было объявлено о начале работы радиомаяка Петропавловский, установленного в непосредственной близости от маяка в помещении 2-этажного жилого дома. Это был радиомаяк отечественного производства марки РСМ-3 кругового излучения. Он работал на частоте 318,5 кгц и с длиной волны 942 метра. Его опознавательным сигналом была литера «М». Радиомаяк работал в автоматическом режиме. 5 августа 1944 года ему бал присвоен новый опознавательный сигнал «МЯ». Аппаратура радиомаяка потребляла 200 ватт мощности, а излучала сигнал мощностью 29 ватт. Электропитание осуществлялось от индивидуального бензоэлектрического генератора через буферные аккумуляторные батареи марки СТЭ.

Извещением мореплавателям ГС ТОФ № 95 от 19 мая 1937 года было объявлено о вводе в действие пневматической сирены. С вводом в действие сирены  пушка была упразднена. Каменное здание для сирены было построено в 1936 году. Его размер в плане 16,50 х 11,50 метров, общая площадь 120 кв.м. Сирена марки ДСУ-50/51 была изготоалена на Мелитопольском компрессорном заводе. Сирена предназначалась для ограждения подводных опасностей – рифов у мыса Маячный. Азимут направления излучения звука (звуковой оси) был 1950. Угол излучения 3000. Сирена излучала звук низкого тона с частотой 180 гц. Характер звука был : звук 5 сек + тишина 115 сек – период 120 сек (2 минуты). Рупор (излучатель) сирены был установлен на высоте 77,7 метра над уровнем моря в расстоянии 70 метров от уреза воды. Сирена состояла из двух дизельных двигателей марки 1Д-16,5/20 мощностью по 17 лошадиных сил каждый, двух компрессоров вертикального действия марки 125-В производительностью 1 куб.м воздуха в минуту при давлении 3 атм., с водяным охлаждением и  звукового аппарата марки ВС завода «Пневматика» (г. Ленинград). Во время войны сирена не работала. О возобновлении её действия с изменённой характеристикой было объявлено в Извещении мореплавателям ГС ТОФ № 78 от 5 марта 1952 года. В 1952 году сирена работала 1408 часов. При неисправности сирены звонили в колокол – 3 удара через 2 минуты. Вместо выработавшей свой ресурс сирены 15 апреля  1958 года была введена в действие пневматическая сирена марки ДСУ-54. Об упразднении сирены было объявлено в Извещении мореплавателям ГС ТОФ № 167 часть 2 от 12 октября 1968 года.

В июле 1949 года была демонтирована керосино – калильная установка светооптического маячного аппарата. Маяк был переведён на электрическое освещение. Были установлены два бензоэлектрических генератора марки «Кохлер» модели 5-МЗ-1 производства США мощностью по 5 квт каждый при 115 в постоянного тока. В светооптическом аппарате установили электролампу накаливания мощностью 2 квт с силой света 5140 свечей. Осевая сила света светооптического аппарата увеличилась до 200 000 свечей и дальность видимости огня маяка возросла с 16 до 25 миль (с 30 до 46 км).

На верхней площадке маяка рядом с фонарным сооружением был установлен резервный ацетиленовый фонарь марки Ф-300 с 25-литровой пирофилитовой горелкой и проблесковым аппаратом марки К-130. Дальность видимости его огня первоначально была объявлена 11 миль (более 20 км), но позднее была уменьшена до 9 миль (17 км).

В связи с ростом интенсивности судоходства в порт Петропавловск и круглогодичной навигацией маяк был переведён также на  круглогодичный режим действия.

!7 июля 1958 года вместо выработавшего свой ресурс был установлен новый радиомаяк марки КРМ-50.

Извещением мореплавателям ГС ТОФ № 250 часть 2 от 25 декабря 1964 года было объявлено об установке на башне маяка Петропавловский и вводе в опытовую эксплуатацию радиолокационного маяка ответчика (РЛМО) марки «Огонёк» с дальностью действия 10 миль (более 18 км). Извещением мореплавателям ГС ТОФ № 39 часть 2 от 28 февраля 1968 года он был упразднён.

В 1965 году была начата очередная реконструкция маяка Петропавловский. Работы выполняло 635 Военно-морское строительство Тихоокеанского флота (635 ВМС), специализированное на экспедиционном выполнении работ по возведению маячных объектов. Руководителем работ был майор – инженер Башкетов, производителем работ старший лейтенант – инженер В.Самоныкин. На маяк в ноябре – декабре было доставлено около 3 000  тонн строительных материалов. На объекте работало 12 человек. Были построены временные здания для размещения строителей и хранения материалов. Также была пробурена водозаборная скважина, но насосная станция построена ещё не была.

В 1966 году были построены гараж, склад для хранения горюче – смазочных материалов в таре. Маячно – техническое здание было подготовлено для выполнения монтажных и отделочных работ. Была закончена кладка стен 8-квартирного жилого дома. Проложили кабельные электросети. Но в июле работы были прекращены в связи с развёртыванием экспедиций по строительству других объектов.

Все планировавшиеся к строительству объекты были сданы в эксплуатацию 30 сентября 1968 года, в том числе маячно – техническое здание по типовому проекту шифр ТР-44/60  Государственного проектного института № 1 ВМФ, 8-квартирный 2-этажный жилой дом, гараж, склад маячного имущества и продовольствия, баня, склад ГСМ в таре, ледник на 1 тонну продовольствия, овощехранилище на 5 тонн, вышка для установки излучателей наутофона, 2 стальные мачты – опоры Т-образной антенны радиомаяка высотой по 30 метров, инженерные сети и объекты благоустройства. В маячно – техническом здании были установлены  три автоматизированные дизель – электрические генератора марки АСДА-2/12. Общая стоимость работ по реконструкции маяка составила 1 млн. 122,5 тыс.рублей.

Извещением мореплавателям № 169 часть 2 от 12 октября 1968 года было объявлено о вводе в действие наутофона, который заменил упразднённые сирену и колокол в качестве средства сигнализации в тумане. Колокол был передан в Краеведческий музей Петропавловска, где он выставлен в музее боевой славы Тихоокеанского флота. Вышка с излучателями наутофона была установлена в расстоянии 77 метров от башни маяка в направлении по азимуту 223,50 (к юго – западу). Был установлен наутофон  марки LIEJ-300 производства Швеции. Три излучателя имели направление излучения 1950, угол излучения 1200, тон звукового сигнала 300 гц. Излучатели наутофона были установлены на вышке на высоте 73 метра над уровнем моря в расстоянии 18 метров от уреза воды.

В октябре 1968 года прежний радиомаяк КРМ-50 был заменён на радиомаяк КРМ-100.

В 1974 году при маяке была установлена станция радионавигационной системы БРАС.

В ноябре 1978 году 635 ВМС выполнило капитальные работы по водоснабжению маяка. До этого брали воду из колодца вручную вёдрами. Над водозаборной скважиной глубиной 30 метров была построена насосная станция, установлено оборудование в скважине. Между маячным зданиями и насосной станцией были проложены водопровод длиной 470 метров и кабельная электросеть длиной 800 метров. Был установлен стальной резервуар для воды  ёмкостью 25 куб.м. Объём работ составил 30 тыс рублей.

В 1985 году по просьбе Камчатского морского пароходства была изменена характеристика огня маяка. Постоянный огонь маяка стало трудно различать среди многочисленных огней береговой застройки. Свет маяка вместо постоянного стал затмевающимся: свет 5 сек + темнота 2 сек – период 7 сек.

В 1988 году радиомаяк был заменён на новый – марки КРМ-300.

В 1993 году был упразднён наутофон, выработавший свой ресурс.

Начальниками маяка в послевоенный период были: в 1951 году – капитан административной службы Дейнеко. В последующие годы – вольнонаёмные специалисты: в 1961 году – Соболевский, в 1969 году – Зайцев, в 1979 году – Е.Тюлик.

Маяк Петропавловский находится в ведении Гидрографической службы Тихоокеанского флота.

 

Ю.Шухин

01.03.2015.

Создание сайта: Компания НиазидаСоздание сайта
Компания Ниазида