Крильон маяк
Крильон маяк

 

 

Маяк Крильон

 

Историко – техническая справка

 

           Маяк Крильон установлен на вершине холма на обрывистом берегу в 2 кабельтовых – 370 м к NNW от оконечности мыса Крильон.

           Мыс Крильон является юго-западной оконечностью острова Сахалин и западным входным мысом залива Анива, а также западной частью северного берега пролива Лаперуза.

           Географические координаты мыса Крильон:

широта  45° 53,8' N ,   долгота  142° 04,7' E

           Штатный номер маяка Крильон по книге «Огни и знаки Тихоокеанского побережья России» издания 2010 года - № 2155. Международный номер маяка по издаваемому Великобританией описанию огней - № М 7802.

           Маяк установлен в расстоянии 72 м от береговой черты на высоте 35,2 м над уровнем моря.

           Маяк Крильон предназначен для обеспечения мореплавания в проливе Лаперуза, в западной части залива Анива и в северо-восточной части Японского моря.

           Маяк расположен в Невельском районе, рядом с границей Анивского района, в Сахалинской области. Ближайшее селение – село Шебунино в расстоянии 65 км от маяка, ближайшая железнодорожная станция – станция Горнозаводск в расстоянии 95 км от маяка.

           Мыс Крильон, как и пролив  Лаперуза, были открыты 12 (23) августа 1787 года экспедицией на кораблях «Астролябия» и «Буссоль»  под командованием выдающегося французского мореплавателя Жана Франсуа де Гало графа Лаперуза (1741 – 1788). Мыс был назван Лаперузом в честь соотечественника и современника, известного военачальника Франции и Испании Луи  де Бальб де Бортон де Крийона (Крильона) герцога Маонского (Louis Des Balbes de Berton de Crillon duc de Mahon, 1717 – 1796). В русской транскрипции сокращённо пишут Луи – Бальбес де Крильон. Следует иметь в виду, что в истории Франции оставил память о себе ещё один, но более знаменитый и выдающийся военачальник с точно такими же именем и фамилией, но без титула «маркиз Маонский», предок современника Лаперуза, живший в 1543 – 1615 годах.

           Установка маяка на мысе Крильон была включена в одобренный великим князем генерал-адмиралом Константином Николаевичем первый в России перспективный план строительства маяков «План постепенного производства работ по сооружению маяков начиная с 1875 года». Маяк Крильон был включён в восьмую группу маяков со сроком начала работ в 1882 году.

           Необходимость строительства маяков на Сахалине определялась следующими обстоятельствами. В средине XIX века Сахалин в соответствии с Симодским трактатом 1855 года оставался в совместном владении России и Японии. Россия не была заинтересована и не стремилась его заселять и развивать. К тому времени Россия уже уступила Японии южные Курилы и весь остров Итуруп. Заключённый 25 апреля (7 мая) 1875 года Санкт-Петербургский русско – японский договор закрепил официальный отказ Японии от территориальных претензий на Сахалин и передачу Россией Японии всех Курильских островов к северу от острова Уруп. Россия приступила к активному освоению Сахалина и, в первую очередь, в качестве всероссийской каторги.

           В 1881 году в Морском министерстве приступили к детальному обсуждению проблем маячного освещения пролива Лаперуза и обеспечения входа в залив Анива. Как указано в отчёте Гидрографического департамента за 1882 год, «… частые туманы и мало исследованные течения затрудняют плавание и подвергают суда опасности как от рифа мыса Крильон, так и от скалы Камень Опасности». Нынешняя лоция рекомендует обходить мыс Крильон на расстоянии не менее 2 миль – 3,7 км. Лоция того времени советовала подходить к мысу Крильон на рассвете  и при ясной погоде, чтобы засветло успеть обогнуть мыс. Но суда с небольшой скоростью хода, особенно парусные, при неблагоприятной погоде проходили пролив за сутки. Свидетельством правильности изложенных предложений служат обломки транспорта «Усть-Луга» тип «Либерти» (США), неудачно буксировавшегося в проливе, лежащие в 2,8 кбт - 500 м к ESE от мыса Крильон.

           Гидрографический департамент предложил главному командиру портов Восточного океана контр-адмиралу Александру Фёдоровичу Фельдгаузену (1832 – 1907) поставить на мысе Крильон небольшой огонь в          2 лампы. Для «осмотра местности» и определения возможности реализации этого предложения в 1882 году был командирован начальник гидрографической части портов Восточного океана капитан корпуса флотских штурманов Николай Захарович Казаринов, который при плавании в заливе Анива убедился, что огонь в 2 лампы на мысе Крильон принесёт мало пользы.

           Чтобы постройка большого, хотя и временного, маяка обошлась не дорого, он обратился к начальнику ссыльно – каторжных в Корсаковском посту  с просьбой помочь даровой работой этих ссыльных для вырубки леса, растущего в 15 верстах от мыса Крильон, а также для постройки маяка и его служб.

           Местное корсаковское начальство согласилось оказать содействие с условием, что от смотрителя ссыльно - каторжных при надлежащем конвое будет назначено 30 человек ссыльно – каторжных. «Ввиду усиленного труда и в целях успеха дела» начальство просило увеличить   положенную ссыльно – каторжным от тюрьмы порцию на ½ фунта (205 г) мяса, 1 фунт (409 г) хлеба с отпуском чарки водки (123 мл) и табаку». Это «требовалось и для предупреждения заболевания цингой». Зарплата ссыльно – каторжным не предполагалась.

           Главный командир портов нашёл этот способ постройки маяка выгодным, тем более, что можно будет  надолго отсрочить необходимость сооружения проектируемого каменного маяка. В целях употребления в дело лишь сухого леса он приказал послать начальнику Корсаковского поста 75 рублей для немедленной заготовки леса, чтобы к будущей весне он успел высохнуть. Он также приказал приступить к постройке маяка с весны 1883 года, назначить в распоряжение начальника гидрографической части канонерскую лодку для буксировки леса и содействия постройке маяка.

           Маяк предполагалось осветить 12 – 15 маслеными  лампами с рефлекторами. Обслуживать маяк предполагали 4-мя служителями – 2 служителя от Морского ведомства и 2 служителя обещало дать корсаковское начальство. Четырёх служителей считали необходимым иметь на маяке для самозащиты от беглых ссыльно – каторжных.

           Начальник гидрографической части портов Восточного океана капитан корпуса флотских штурманов Николай Захарович Казаринов в отчёте за 1883 год сообщал: «Работы по строительству маяка начали в начале мая, когда по берегам ещё был снег. Дорог не было. Прошлогодняя трава толстым слоем легла на землю. Пришлось на первое время пользоваться найденной медвежьей тропой. Чтобы очистить землю решили зажечь траву, но поднимаемый ветром пепел засыпал глаза, отчего почти у всех появилось воспаление глаз, которое успешно вылечили. Прошедший дождь смочил и прибил пепел».

           Для перевозки материалов на строительство маяка была прикомандирована парусно – винтовая шхуна «Тунгус» (пишут и «Тунгуз»). Она имела водоизмещение 765 тонн, длину 46,9 м, ширину 7,9 м, осадку 3,3 м, была спущена на воду в 1870 году. Шхуна почти безостановочно буксировала плоты с брёвнами из Корсаковского поста.

           Для быстрой выгрузки и доставки материалов от берега до места строительства были проложены три дороги: две с восточной стороны мыса и одна с западной – на случай восточного ветра. Были вырыты две землянки – для команды и рабочих и для провизии. По окончании постройки дорог и планировки места установки маяка построили баню. Частые северо – западные ветры нагоняли туман и были такой силы, что останавливали работу из-за опасения, что рабочих сбросит с подмостей.

           По окончании постройки бани приступили к постройке маячной башни и казармы. Через 16 дней казарма была окончена и начали строить дом для смотрителя, но произошла заминка – шхуну «Тунгус» отправили для перевозки десанта в Николаевск (на Амуре). В ожидании прихода канонерской лодки «Соболь» рабочие строили ограду двора и делали планировку сада в маячном городке.

           Канонерская лодка «Соболь» - это боевой винтовой корабль с парусным вооружением. Она была построена в 1863 году и вооружена 6-ю орудиями калибра 152 мм и 120 мм. Имела водоизмещение 456 тонн, длину 47,2 м, ширину 7,0 м, осадку 2,15 м, паровую машину мощностью 392 лошадиные силы. Экипаж 90 человек. Первый приведённый лодкой плот частично раскидало свежим ветром по берегу залива Анива. Но на другой день лодка привела плот целым.

           19 июня (1 июля, н.с.) 1883 года на строительство пришло известие, что из Корсаковской ссыльно – каторжной тюрьмы бежали 28 арестантов. Несмотря на принятые меры ночью 20 июня (2 июля, н.с.) 6 человек ссыльно – каторжных похитив имевшийся на стройке кунгас – местную лодку и инструмент бежали в Японию, где выдали себя за потерпевших крушение китобоев, но были опознаны и переправлены во Владивосток.

           Работы по строительству маяка Крильон были закончены 29 июня (11 июля, н.с.) 1883 года – менее чем за два месяца.

           Маяк Крильон был освещён в ночь с 30 июня на 1 июля (с 12 на 13 июля, н.с.)  1883 года в присутствии более 30-ти представителей властей южного Сахалина.

           Маяк представлял собой деревянную 6-гранную пирамидальную жёлтую башню с 12-гранным фонарным сооружением высотой 9,15 м. Маяк светил в секторе 47° – 315° белым постоянным огнём, но в секторе 130° – 150°  - красным постоянным огнём в сторону Камня Опасности. В первую ночь действия маяка  на канонерской лодке «Соболь» была произведена проверка с моря секторов освещения маяка. Было установлено, что на расстоянии 15 миль – почти 28 км огонь маяка виден «совершенно ясно». Высота огня над уровнем моря была 41,20 м. Отражательный аппарат маяка состоял из 15 ламп   с рефлекторами.

           Дом смотрителя, казарма, пороховой погреб и баня были обнесены забором и внутри двора был распланирован сад.

           На оконечности мыса Крильон были установлены колокол весом 20 пудов – 327 кг под навесом для непрерывного звона во время тумана, двухфунтовая пушка для ответных выстрелов  на услышанные с моря выстрелы во время тумана и будка для сторожа.

           Было установлено, что шлюпкам с грузом для маяка лучше подходить к берегу в песчаной бухточке в 8,6 кабельтовых – 1,6 км к северу от маяка с восточной стороны полуострова Крильон.

           В телеграмме в Гидрографический департамент контр-адмирал А.Ф.Фельдгаузен сообщил, что постройка Крильонского маяка производилась под непосредственным руководством начальника гидрографической части капитана КФШ Н.З.Казаринова и обошлась всего 1100 рублей.

           В 1883 году главный командир портов Восточного океана контр-адмирал А.Ф.Фельдгаузен в частном письме русскому посланнику при японском дворе высказал мысль о необходимости постройки маяка на мысе Соя – северном мысе острова Хоккайдо, чтобы японское правительство сделало соответствующее распоряжение. Маяк был построен в сентябре 1885 году. Расстояние от маяка Крильон до маяка на мысе Соя 23,1 мили – 42,8 км. Маяк на мысе Соя имел белый проблесковый огонь и хорошо был виден с маяка Крильон.

           В том же 1885 году русская шхуна «Тунгус» пыталась установить навигационный знак на Камне Опасности, но погодные условия этому помешали.

           В связи с попытками ссыльно – каторжных разграбить маячные кладовые количество маячных служителей – нижних чинов в 1885 году было увеличено до 11 человек. Смотритель маяка был с вольного найма.

           В 1886 году было выявлено, что тёс на крыше дома смотрителя, напиленный из местного леса, был плохо просушен и сгнил. Он был заменён привезённым из Владивостока сухим тёсом, который покрасили. Таким же тёсом обшили башню маяка.

           В 1887 году из-за сокращения численности состава Владивостокского (военного) порта, количество нижних чинов на маяке было уменьшено до 7 человек. Но в распоряжении смотрителя маяка состояли ещё два солдата Корсаковской постовой команды. Они были прикомандированы к маяку специально для усиления маячной команды и для поимки беглых каторжников, нападавших на маячные склады. Бывали случаи не только грабежа, но и убийства.

           В 1888 году высказаны были озабоченность непрочностью временной башни маяка и недостаточной силой света его огня  и предложение о постройке новой башни и установке на ней френелевского аппарата вместо отражательного.

           В 1889 году во Владивосток было доставлено 5 паровых сирен с котлами для пресной воды, которые предполагалось установить на маяках, в том числе на маяке Крильон.

           С 1889 года маяк начали освещать только в период навигации с

1 (13) февраля до средины декабря.

           В 1891 году управляющим Морским министерством был утверждён «План работ по маячной части на новое 8-летие с 1892 по 1897 год включительно», в котором вторым в перечне подлежащих строительству и реконструкции маяков был включён маяк Крильон, «на перестройку и переосвещение» которого предусматривалось направить 105 тыс. рублей.

           В 1892 году торги на постройку маяка Крильон объявлялись три раза, но желающих выполнить работы за выделенные деньги не нашлось и дело отложили, хотя техническое состояние зданий маяка требовало принятия неотложных мер.

           Было выбрано место для установки сирены – на мысе на высоте около 30 м над уровнем моря. Но пресной воды поблизости нет и для работы сирены нужен был опреснитель и резервуары для запасов воды.

           При маяке установили сигнальную мачту – семафор для переговоров с судами по международному своду сигналов и для заявления проходящим судам о нуждах маяка.

           В 1893 году в связи с аварийным состоянием на маяк для выполнения ремонтных работ были посланы младший техник, десятник и рабочие с большим количеством строительных материалов. Ремонт оказался настолько значительным, что из старых частей почти всех зданий нетронутыми остались одни только стены. Остальное было полностью заменено или капитально исправлено.          

           В 1894 году была начата реконструкция маяка Крильон. Владивостокская фирма «О.В.Линдгольм и К°» предложила построить маяк Крильон за 155 тыс. рублей, а все 5 запланированных маяков, кроме Крильона ещё Жонкиер, Клостер-Кампский – ныне Орлова, Николаевский – ныне Красный Партизан и Ламанон, за 600 тыс. рублей. Морское ведомство планировало построить маяк Крильон с установкой маячного аппарата  за 105 тыс.рублей. Главное гидрографическое управление ещё в 1892 году заключило договор с фирмой «Барбье и Бенард» договор на поставку для маяка Крильон осветительного аппарата 2 разряда и фонарного сооружения для него на сумму 9 115 рублей, а со стоимостью запасных частей и доставки их в Россию – 22 788 рублей.

           Главное гидрографическое управление (ГГУ) посчитало названную фирмой цену строительства слишком высокой, оценило стоимость всех работ в 400 тыс. рублей и просило разрешить направить особого инженера-строителя с исключительными полномочиями, обязав его построить 5 маяков за 3 года не более чем за 400 тыс. рублей. Для этого ГГУ выбрало инженер-подполковника Константина  Ивановича Леопольда – опытного инженера, непременного члена Императорского русского технического общества с 1887 года, главного строителя маяков Чёрного и Азовского морей, построившего в 1890 – 1891 годах Сочинский и Пицундский маяки.

           Сначала для маяка выбрали рекомендованные Морским техническим комитетом проекты  башни и отдельно стоящего жилого дома. Очевидно, по предложению К.И.Леопольда, основанному на опыте строительства Сочинского и ряда других черноморских и азовских маяков, и с учётом мнения командира порта Владивосток контр-адмирала Фёдора Петровича Энегельма (1838 – 1897), было решено построить маяк в виде башни, встроенной в жилой дом. Это архитектурное решение было применено и на всех других, упомянутых выше, маяках, построенных К.И.Леопольдом на Дальнем Востоке                                                                                                                                                       

           Так как у Дирекции маяков и лоции Восточного океана не было собственных судов для перевозки строительных материалов, правление Владивостокского порта приобрело в июне 1895 года пароход «Труженик» и передало его в распоряжение главного строителя маяков Восточного океана   К.И.Леопольда. Пароход был построен в Англии, в Глазго  в 1892 году. Его водоизмещение было 276 тонн, длина 52 м, ширина 5 м. Паровая машина обеспечивала скорость 11,5 узлов – более 21 км/час. Две мачты несли косые паруса.              

           Строительство маяка начали 7 (19) августа 1894 года, когда на мыс Крильон прибыли десятники Шипулин и Яковлев с 25 рабочими – корейцами. Для сохранения действия существующего маяка новый маяк начали строить в 22 саженях  - 47 м к северу от старого. Сначала расчистили площадку и проложили узкоколейную железную дорогу длиной около 200 м от западного берега полуострова к площадке для подвоза стройматериалов. На месте заготовили и доставили на площадку до 40 куб.саженей – 390 куб.м бутового камня и 30 куб.саженей – 290 куб.м песка. При планировки площадки разработали до 100 куб.саженей – 972 куб.м грунта. Остальные материалы возили на пароходе «Труженик» под командой капитана Петра Жуковского, а также на судах компании «Шевелев и К°» и на арендованной шхуне «Котик» шхипера Рудакова.

           Красный кирпич и цемент были доставлены из Йокогамы, куда его привозили из Токио, вероятно, с крупнейшего японского завода в Синагава. Для деревянных конструкций американскую орегонскую сосну привозили через Камчатку.     

           Земляные работы выполняли привезённые из Владивостока и Чифу – ныне город и порт Яньтай в провинции Шаньдун, Китай – китайцы и корейцы, печные и кровельные работы – поселенца из Корсаковского поста, столярные и малярные работы – японцы из Владивостока. На строительстве маяка работало одновременно до 150 человек.

           Смотрителем маяка Крильон в 1895 году стал Рафаил Шульганович – одесский мещанин. Он самоотверженно работал в этой должности на нескольких вновь построенных дальневосточных маяках в самый трудный период – до начала 20-х годов XX века.

           В сентябре 1895 года офицеры крейсера «Адмирал Корнилов» под руководством и при непосредственном участии контр-адмирала Степана Осиповича Макарова (1848 – 1904) производили судовой промер в заливе Анива и к западу от него до меридиана острова Монерон. 22 сентября       (4 октября, н.с.) С.О.Макаров посетил маяк. По его указанию на восточной стороне мыса Крильон был установлен футшток и на скале была высечена вековая марка приблизительно на  5 футов  - 152,5 см выше ординара. По мнению С.О.Макарова устройство подобных вековых марок полезно во всех местах, где производятся  постоянные наблюдения над футштоками. По просьбе С.О.Макарова смотритель маяка Р.И.Шульганович с 12 (24) октября по 20 ноября (2 декабря, н.с.) произвёл ежечасные наблюдения колебания уровня моря и записи выслал С.О.Макарову в Санкт-Петербург.

В сентябре  1996 года И.А.Самарин нашёл на мысе Крильон остатки этой вековой марки.          

           И.А.Самарин пишет в своей книге: «В конце мая 1896 года на транспорте «Тунгус» из Владивостока на маяк Крильон прибыла экспедиция для наблюдения полного солнечного затмения под руководством начальника Отдельной съёмки Восточного океана генерал-майора Э.В.Майделя. В составе экспедиции были штабс-капитан Иванов, мичманы Владивостокской эскадры Башкиров и Матиссен, фотограф Рыков. Удалось сделать хорошие фотоснимки всех фаз затмения».

           К средине 1896 года башня с жилым домом и здание сирены были построены. В августе смотритель и команда перешли во вновь построенные здания маяка.

           Для монтажа оптического аппарата и сирены К.И.Леопольд пригласил бывшего машиниста портового военного ледокола «Силач» унтер-офицера Захара Соломина, который с несколькими уволенными в запас флотскими машинистами установил маячные аппараты и сирены на всех четырёх построенных К.И.Леопольдом дальневосточных маяках. Активно участвовал в монтажных работах и смотритель маяка Р.И.Шульганович.

           В августе 1896 года были установлены фонарное сооружение и в нём - светооптический аппарат 2 разряда – все французского производства.

           Фонарное сооружение было изготовлено фирмой «Barbier & C° Constructeurs Paris» в основном из меди и бронзы, поэтому находится в эксплуатации до сих пор в течении 120 лет. Его диаметр 3,40 м и высота 5,60 м. Штормовое остекление круговое из 12 трапециевидных плоских стёкол толщиной 10 мм и высотой 2,22 м каждое.

           Светооптический аппарат имеет высоту 2080 мм, диаметр 1460 мм и фокусное расстояние 700 мм. Он состоит из 8 диоптрических и 21 катодиоптрического элемента. Источником света была керосино – фитильная лампа с горелкой, имевшей 5 кольцевых концентрически расположенных фитилей – светилен. Диаметр светилен был 25, 45, 65, 85 и 105 мм. Лампа работала на керосине. Высота пламени была 90 мм, объём пламени 5736 куб.см. Сила света лампы, но не аппарата (!), была 325 свечей. Светильни изготавливали их хлопчатобумажной ткани. При хранении их предохраняли от пыли и намокания, особенно морской водой. 

           Характер маячного огня сохранился – белый постоянный с красным сектором в сторону Камня Опасности. Дальность видимости огня стала 18 миль – более 33 км.

           Башня маяка кирпичная 8-гранная призматическая высотой 9,0 м, с фонарным сооружением высота маяка 14,60 м. Габаритный размер башни в плане 4,90 х 4,90 м. Внутреннее помещение башни цилиндрическое диаметром 3,20 м. В помещении установлена железная винтовая лестница.

           Кирпичное одноэтажное здание маяка имеет размер в плане       25,60 х 11,40 м, высота помещений 3,50 м, общая площадь 213 кв.м, толщина стен 64 см. В доме было 10 жилых комнат, но не было ни кухонь, нм санузлов. Кухонные дровяные плиты были установлены в жилых комнатах и использовались также как отопительные печи. Крыша была чердачная, деревянная, кровля железная. Полы деревянные. Освещение было керосиновое, вода была привозная и дождевая с крыши.

           Маяк – башня и жилой дом имели естественный кирпично – красный цвет. Фонарное сооружение было белым.

           Кирпичное здание для пневматической сирены с керосиновым двигателем построили на оконечности мыса Крильон в 145 саженях – 309 метрах к югу от маяка. Здание одноэтажное, размер в плане 10,35 х 6,10 м, высота помещения 3,20 м, общая площадь 39 кв.м, толщина стен 80 см. Крыша деревянная чердачная, кровля железная. Отопление печное, освещение керосиновое, вода привозная и от сбора дождевой воды с крыши. Сирена английского производства фирмы «Кантер, Харл и К°». Сирена имела продолжительность звукового сигнала 7 сек с интервалом от 1 до 2 минут. Наименьшая дальность слышимости сигнала сирены была 2,5 мили – 4,6 км.

           Рядом со зданием сирены была сохранена ранее установленная двухфунтовая пушка образца 1867 года, предназначенная для подачи туманных сигналов. Там же был установлен новый колокол, отлитый в 1895 году на Гатчинском заводе А.С.Лаврова. Он был резервным средством туманной сигнализации на случай неисправности сирены. Вес колокола 30 пудов 20 фунтов – 500 кг. На талии колокола барельефы Александра Невского и Марии Магдалины. В 1982 году этот колокол, имеющий историческую ценность, был перенесён в г. Корсаков на территорию 57 Района гидрографической службы.

           При маяке сохранили сигнальную мачту с гафелем и реем для переговоров с судами по своду международных коммерческих сигналов.

           Рядом с маяком был построен бетонный склад с подвалом для маячного имущества и продовольствия. Размер склада в плане 21,00 х 6,90 м, высота помещений и подвала 2,50 м, толщина наружных стен 52 см, общая площадь 167 кв.м, в том числе подвала 59,50 кв.м. Полы деревянные и бетонные, перекрытие железобетонное, крыша чердачная деревянная, кровля железная.

           К северо – востоку от маяка для приёмки грузов со шлюпок была устроена лёгкая переносная пристань и пакгауз. Была сохранена узкоколейная железная дорога, проложенная от места разгрузки плавсредств к маяку для доставки строительных грузов. При маяке имелась шлюпка. Стоянка судов на якоре под разгрузкой возможна как с восточной, так и с западной стороны полуострова, в зависимости от направления ветра, на глубине 5 – 8 сажен – 10,5 – 11,0 метров, грунт – песок.

           Был сохранён построенный в 1883 году деревянный жилой дом смотрителя маяка. Размер дома в плане 8,70 х 8,60 м, высота помещений 2,90 м, общая площадь 52,7 кв.м. В доме 3 жилые комнаты, кухня и кладовая. Крыша чердачная деревянная, кровля мягкая (в 1950 году). Полы деревянные. Отопление печное, освещение керосиновое. Вода привозная и от сбора дождевой воды с крыши.

           Кроме того, были построены деревянные баня, уборная и забор.

           Несмотря на готовность маяка к действию уже осенью, старый маяк начал освещение с началом навигации 1 (13) февраля 1897 года. Затем был введён в действие новый маяк, который закончил освещение 1 (13) декабря. Пневматическая сирена открыла действие 23 августа (4 сентября) 1897 года. Для наблюдения за работой сирены дополнительно на маяк было направлено 2 человека нижних чинов Сибирского флотского экипажа. Маячная команда теперь состояла из 9 человек. Смотрителем маяка стал Полтавский. Р.И.Шульганович был переведён на маяк Жонкиер.

           В 1898 и 1899 годах численность маячной команды увеличивалась ежегодно на 1 человека. В 1899 году в команде состояло 11 человек нижних чинов Сибирского флотского экипажа, в том числе 3 машиниста сирены.

           До 1905 года смотрителями маяка Крильон были также Никифоров (1900 – 1901), Оссовский (1902), П.Демьянцевич (1903 – 1905).

           Маяк освещали около 3500 часов в год. Расход керосина фактически был за год 109 пудов – 1786 кг, за час - 510 грамм.

           Сирена работала в 1901 году 2416 часов, в 1902 году – 1121 час, в 1903 году – 953 часа. Средний расход материалов за 1 час работы сирены был: керосин – 8 фунтов 72 золотника – 3,60 кг,

         масло  минеральное – 4 золотника – 17 г,

         масло деревянное – 36 золотников – 155 г,

         кудель льняная, в день – 48 золотников – 206 г,

         спирт, на одну заводку – ¼ чарки – 31 мл.

           В связи с началом 27 января (9 февраля, н.с.) 1904 года русско – японской войны численность маячной команды была увеличена до 15 человек. Начальник эскадры Тихого океана вице-адмирал Николай Иванович Скрыдлов (1844 – 1918) просил военного губернатора Сахалина генерал-лейтенанта Михаила Николаевича Ляпунова (1848 – 1905) устроить из солдат пост наблюдения на мысе Крильон, но тот ответил, что пост установить нельзя из-за отсутствия телеграфного сообщения. Посыльный от Корсаковского поста до мыса Крильон добирался 5 дней

из-за  труднопроходимой местности. Расстояние между этими двумя пунктами напрямую по морю 52,5 мили – 97 км. К 30 сентября (13 октября, н.с.) 1904 года по приказу начальника эскадры механик Косенков проложил эту телеграфную линию и с маяком была установлена телеграфная связь. Смотритель маяка был обязан передавать  о всех приближающихся военных и коммерческих судах.

           И.А.Самарин пишет: «… Но с маяка донесений не поступало. Капитан парохода «Эмма», который привёз на остров боеприпасы и продовольствие, доложил, что на его запросы маяк не отвечал. Мичман крейсера «Новик» А.П.Максимов, назначенный ответственным за «оборону морских бухт и побережий» приехал на маяк с проверкой и обнаружил, что «смотритель стар и невменяем, роль смотрителя исполняет его 12-летняя дочь, которая заведует складами и довольствием команды. Дежурства нет. Мачта не имеет сигнальных фалов. Все новые флаги съедены крысами. Смотритель и команда не знают сигнального производства. Команда одета не по форме, грязная, совершенно не знакома с дисциплиной и чинопочитанием».

           Для организации сигнального и наблюдательного постов на маяке и обороны мыса Крильон на случай высадки японцев был отправлен отряд из 40 человек из состава 4-ой Дружины штабс-капитана Б.В.Гротто-Слепиковского и 2 матроса с крейсера «Новик» - сигнальщики под командой подпоручика 2-го Сахалинского  батальона Петра Мордвинова, которые прибыли на маяк 26 апреля (9 мая, н.с.) 1905 года. 

           26 июня (9 июля, н.с.)  1905 года японцы высадили десант и захватили маяк. Отряд отступил в соответствии с предписанием. Японцы захватили в плен смотрителя маяка Платона Демьянцевича и сигнальщика Степана Бурова. Смотритель не выполнил предписание об уничтожении маяка».

           Японцы дали мысу название Ноторо-мисаки, а маяку – Ниси-Ноторо-мисаки (Nisinotoro Misaki). Характер огня был сохранён. В июле 1909 года на мысе Крильон была открыта метеостанция. Здание метеостанции из монолитного железобетона было построено в 25 м к югу от маяка. Оно имеет размер в плане 5,80 х 5,80 м, высоту помещения 3,00 м, толщину стен 20 см. Крыша плоская, совмещённая, из монолитного железобетона. На крыше устроена площадка для метеоприборов, ограждённая перилами. В углу площадки установлена башенка размером в плане 2,90 х 2,10 м и высотой 2,50 м, на совмещённой плоской крыше которой  также устанавливали метеоприборы. Отопление печное, освещение керосиновое.

           При маяке был построен радиомаяк – его разместили в 200 м к югу от маяка. Одноэтажное здание радиомаяка было построено из монолитного железобетона. Оно имеет размер в плане 13,65 х 7,70 м, высота помещений 3,60 м, общая площадь 78 кв.м, толщина стен 25 см. Полы бетонные и паркетные. Отопление печное, освещение керосиновое. Крыша железобетонная, плоская, совмещённая. Кровля не была предусмотрена. Для подвески антенны радиомаяка рядом со зданием были установлены две 4-гранные пирамидальные решетчатые радиобашни (без оттяжек) из равнобокого стального уголка 100 х 100 х 6 мм, собранные на болтах. Высота башен 20 м. Размер основания башни в плане в осях 4,50 х 4,50 м. Верхняя траверса башни имеет длину 4,00 м и 3 блока для тросов подъёма антенны. Расстояние между башнями 45 м. Башни типовые для радиомаяков Японии. Такие башни в хорошем состоянии сохранились на ряде построенных японцами маяках на Сахалине и на Курилах.

           Японцами также были построены три одинаковых 2-квартирных жилых дома из монолитного железобетона – два около радиомаяка и один около маяка. Размер дома в плане 14,20 х 7,00 м, толщина наружных стен 25 см, высота помещений 2,50 м с надпотолочным пространством между подвесным потолком и железобетонным перекрытием 0,80 м. Крыша совмещённая, из монолитного железобетона, плоская. Кровля не предусмотрена. Общая площадь дома 77,80 кв.м, квартиры – 38,90 кв.м. Полы деревянные и бетонные. Отопление печное, освещение керосиновое.

           Японцами также был построен железобетонный резервуар для сбора дождевой воды с крыш.

           В 1907 году на маяке была установлена новая пневматическая сирена, которая давала звуковой сигнал продолжительностью 5 сек через 100 сек. Русский колокол продолжал нести службу при маяке.

           Представляется, что в 1909 году японцы усовершенствовали маячный аппарат, установив вращающуюся часовым механизмом шторку с красными светофильтрами. Характер огня был изменён. Вместо белого постоянного он стал переменным – белый 5 сек + красный 5 сек, но сектор постоянного красного огня в направлении Камня Опасности был сохранён. Маяк перестал светить в сторону суши в секторе 314° – 9°. Часовой механизм приводился в движение грузом в 70 кг, подвешенным на тросе.

           В 1916 году сила света светооптического аппарата была увеличена с 3 500 свечей до 18 000 свечей, но сообщения об увеличении дальности видимости огня не было.

           В 1930 году маяк стал светить белым постоянным огнём в секторе

9° – 28° в сторону бухты на восточном берегу полуострова. В 1934 году после установки автоматического маяка на Камне Опасности  были упразднены все сектора огня и маяк стал светить круговым переменным белым и красным огнём.

           25 августа 1945 года город Отомари – ныне Корсаков был освобождён от японцев и их пребывание на Сахалине завершилось.

           22 ноября 1945 года Извещением мореплавателям было объявлено о возобновлении действия маяка Крильон – Ниси-Ноторо-мисаки на мысе Ноторо-мисаки с прежним белым и красным переменным огнём с дальностью видимости 19 миль – 35 км. В установленной в 1896 году французской оптической системе  была установлена керосино – калильная горелка вместо керосино – фитильной.

           5 марта 1946 года было объявлено о вводе в действие кругового радиомаяка Крильон на мысе Крильон. Был установлен отечественный радиомаяк марки РМС-3Б-1, который работал до ноября 1952 года. Радиомаяк имел опознавательный сигнал «А» по азбуке Морзе, действовал на частоте 290,1 кгц, его длина волны была 1034 м, дальность действия 50 миль – 93 км. В 1947 году дальность действия радиомаяка увеличили до 75 миль, а опознавательный сигнал изменили на используемый до сих пор «КЬ».

           9 апреля1946 года возобновила работу сирена маяка Крильон. Сигнал длительностью 3 сек подавался с интервалом 117 сек. Период работы сирены был 120 сек или 2 минуты. Дальность слышимости сирены была 5 миль – 9 км.

           В 1949 году была установлена и 12 сентября 1949 года введена в действие отечественная сирена марки ДСУ-47. Её звуковой сигнал длился 2,5 сек с интервалом 25 сек – период звучания был 27,5 сек. Она была установлена в построенном в 1896 году здании на оконечности мыса. Рупор её был установлен на высоте 20,50 м над уровнем моря в расстоянии 50 м от уреза воды. Излучение сигнала производилось в секторе 300° при направлении звуковой оси на юг.

           Сирена имела в своём составе два дизельных двигателя мощностью 15 и 20 лошадиных сил, два вертикальных компрессора производительностью 1,9 куб.м/мин каждый при давлении от 2,2 до 2,8 атм. производства Мелитопольского компрессорного завода, звуковой роторный аппарат производства завода «Пневматика» в Ленинграде, дававший сигнал среднего тона при расходе воздуха 330 литров/сек. Кроме того, были установлены воздушные, водяные и топливные резервуары производства завода «Комсомолец» в Тамбове.

           Дублёром сирены на случай её неисправности оставался колокол с прежним характером работы. Рядом продолжала стоять старая, уже неисправная  пушка.

           Эта сирена работала до 1959 года, когда вместо неё 14 октября 1960 года была введена в действие сирена марки ДСУ-54. Для установки этой сирены пришлось здание расширить, оно стало иметь размер в плане   10,30 х 11,20 м и общую площадь 106 кв.м. Эта сирена работала до 1971 года.

           В 1952 году маяк был электрифицирован. Для электропитания были установлены 2 дизель – электрических генератора мощностью по 10,6 квт. В имеемую оптическую систему установили электролампу мощностью      1 квт. Характер и дальность видимости огня остались прежними. Был установлен резервный светооптический аппарат марки ЭМ-500 с электролампой мощностью 500 вт и дальностью видимости белого изофазного огня 18 миль – 33 км.

           3 ноября 1952 года был введён в действие установленный при маяке новый радиомаяк марки КРМ-250. Он работал на частоте 294,5 кгц и волне длиной 1018,7 м с дальностью действия 80 миль – 148 км. Для подвески Т-образной антенны были использованы построенные в 30-е годы стальные башни. Они стоят до сих пор.

           20 декабря 1960 года был введён в действие новый радиомаяк марки КРМ-100.

           30 ноября 1972 года ураганным ветром выбило 2 штормовых стекла фонарного сооружения. Осколками стёкол были повреждены нижние элементы оптической маячной системы.

           11 августа 1975 года Извещением мореплавателям было объявлено, что сирена при маяке Крильон заменена звукосигнальной динамической установкой марки УЗД-100-180, состоящей из двух групп динамических громкоговорителей. Звуковой сигнал длился 4 сек, после 14-секундного перерыва следовал второй звуковой сигнал длительностью 4 сек и далее следовал перерыв в 38 сек. Период работы установки был 60 сек. Сектор излучения установки был 90° – 270°. Дальность слышимости была небольшой – от 0,5 до 1,3 мили – от 0,9 до 2,4 км.

           В декабре 1978 года был установлен новый морской круговой радиомаяк марки АНРМ-50, который в декабре 1989 года был заменён на радиомаяк марки КРМ-300, действующий до сих пор.

           В 1980 году 765 УНР Дальвоенморстроя (в/ч 72010) приступил к реконструкции маяка Крильон. Было предусмотрено строительство 8-квартирного кирпичного жилого дома, гаража, складов и инженерных сетей, а также реконструкция жилого дома со встроенной в него башней. Строительная экспедиция была доставлена теплоходом  «Сахалинлес» Сахалинского морского пароходства и с 10 мая по 12 июля высадилась на маяк со строительными материалами, машинами и оборудованием. До окончания навигации строитель доставляли материалы от береговой черты на стройплощадку. В течении 1981 и 1982 года были выполнены работы по устройству фундамента и кладке стен 1-го этажа. В 1983 году были выложены стены 2-го этажа и велись работы на других объектах. На площадке работало 23 человека строителей. В 1984 году был доставлен кран, смонтировано перекрытие 2-го этажа и выполнены все работы на жилом доме. Работало 24 человека строителей.

           30 сентября 1984 года 8-квартирный 2-этажный кирпичный жилой дом общей площадью 480 кв.м с пристроенной котельной с водогрейными отопительными котлами и теплотрассой длиной 180 м к старому жилому дому был принят в эксплуатацию. Стоимость строительства составила 1450 тыс.руб.

           30 декабря 1986 года было принято в эксплуатацию маячно-техническое здание, в которое был перестроен жилой дом с встроенной в него маячной башней. Башня была сохранена. Стоимость строительства составила 690 тыс.рублей.

           В 1987 году в новом маячно-техническом здании был установлен наутофон шведского производства марки LIED-300, заменивший звукосигнальную динамическую установку. Наутофон, работающий до сих пор, имеет характер сигнала: звук 2 сек + тишина 4 сек + звук 4 сек + тишина 10 сек – период 20 сек. Об упразднении звукосигнальной динамической установки и установке наутофона было объявлено 26 февраля 1988 года Извещением мореплавателям.

           В 1988 году были приняты в эксплуатацию гараж, склады и инженерные сети.

           В 2006 году чердачная крыша маячно-технического здания со встроенной башней была заменена плоской совмещённой крышей.

           Начальниками маяка были:

в 1955 году – старшина 1 статьи А.Конев

в 1981 году - В.Адамович.

           Маяк Крильон находится в ведении Гидрографической службы Тихоокеанского флота.

 

 

 

Маяк Крильон. Фото 1893 года.

Слева старый маяк, а справа - новый маяк (над домом).

 

 

Маяк Крильон.  Фото 1893 года.

Вид с с моря с запада. Слева верхняя часть нового маяка, а справа верхняя часть старого маяка.

 

 

Ю.Шухин

 

30 сентября 2016 года

           

 

Создание сайта: Компания НиазидаСоздание сайта
Компания Ниазида