Амурского лимана навигационное оборудование
Амурского лимана навигационное оборудование

Развитие береговых зрительных средств навигационного оборудования

Амурского лимана с 1860 по 1916 год

 

Впервые работы по навигационному оборудованию судоходных путей в Амурском лимане началось сразу же по получении первых достоверных результатов его исследования экспедицией Г.И.Невельсклого.

Уже в 1860 году были установлены створные знаки от мыса Усси до мыса Пронге. Весь фарватер от Николаевска до мыса Екатерины был обставлен баканами.

В 1861 году в Амурском лимане было установлено 14 створных знаков, а на мысе Усси – телеграф.

Зимой 1863 года 2 офицера и 1 унтер-офицер «под начальством» лейтенанта Тобизина произвели  зимний промер от мыса Табах к острову Сахалин. Для «проложения» створов построили 6 створных береговых знаков.

Все 14 береговых створных знаков в Амурском лимане были построены штурманскими офицерами, производившими там промер. Все знаки одинаковой конструкции в виде 3-гранной пирамиды с остроконечной крышей. Со стороны моря пирамиды обшиты досками с просветами шириной в доску. Передние знаки имели высоту 5 сажен (10,7 метров), а задние – 7 сажен (14,9 метров). Но в некоторых случаях знаки устанавливались в обратном порядке по высоте сообразно местности, но с таким расчётом, что бы передний знак всегда был ниже заднего.

В зиму 1864 – 1865 годов на мысе Джаорэ для обозначения обследованного промером фарватера между мысами Усси и Джаорэ в направлении NW – SO 100 (по правому компасу) – ныне пишется 3500 - 1700, построены ещё два новых створных знака подобных существующим.

В 1867 году на мысе Джаорэ для обозначения части фарватера от мыса Джаорэ до острова Хагемиф были построены два деревянных треугольных белых обшитых досками створных знака высотой по 5 сажен Большого Джаорского створа в направлении NW – SO 400  - ныне пишется 3200 – 1400.

Во время производства в 1869 году зимнего промера на баре лимана восточнее мыса Усси, (и) каменистой банки было построено три полуствора: два на мысе Усси и один на мысе Налэ. Для указания точки поворота  с Лотонгасского  створа на Чаильский створ установлены два треугольных знака в направлении NO – SW 320  - ныне пишется 320 - 2120. Высота переднего знака 2,5 сажени (5,3 метра) и заднего знака – 3 сажени (6,4 метра). Расстояние между знаками 75 сажен (160,0 метров).

Летом 1872 года створные знаки, служащие для плавания между «Пильвою, Николаевском и Де-Кастри» были осмотрены и, по возможности, исправлены. Большая часть знаков существовала  уже от 10 до 14 лет. Они пришли в ветхость. Их необходимо не только перестроить, но и проверить промером фарватеры створов от мыса Пронге до Джаорэ и, преимущественно, около мыса Усси, по южному берегу устья Амура, так как тут было замечены изменения в направлении фарватера и найдены новые банки, препятствующие свободному движению судов.

В навигацию 1874 года существующие на берегах реки Амур створные знаки, по возможности, исправлены, за исключением Меосского и Пронский (Пронгского) створов и всех знаков от Николаевска до Пальво (Пильво). Знаки створов Меосский и Пронский были установлены на болотистом месте в 1860 году. Они сгнили и задний створный знак уже упал. Знаки нужно перестраивать. Знаки между Николаевском и Пальво были построены из сырого леса и почти не исправлялись со времени постройки в 1867 году. Некоторые уже упали. Оставшиеся редко указывают настоящее направление фарватера. Что бы не вводить суда в заблуждение признаётся полезным их уничтожить, тем более, что большие суда к зимовью Пальво не стали плавать.

Шхуна «Алеут» с 8 по 11 апреля 1875 года ставила вехи в заливе Петра Великого. Оттуда она вышла 8 мая и пришла в Де-Кастри 24 мая для постановки вех в Амурском лимане. Но некоторые суда вошли в лиман не дождавшись его ограждения. Местная гидрографическая часть считала это причиной крушения судна «Alica Haake» у мыса Екатерины при входе с севера в Амурский лиман.

Часть существующих береговых створных знаков устья и лимана реки Амур от Николаевска до Пронге исправлена зимой 1874 года средствами Николаевского порта. Остальные знаки от Пронге до залива Де-Кастри исправлены шхуной «Алеут» весной 1875 года. Знаки Меосского створа, упавшие осенью 1874 года, были поставлены только в июле 1875 года, хотя деньги в сумме 200 рублей для надобностей лоции реки Амур были переведены ещё в январе 1875 года в распоряжение заведывающего морской частью в Николаевске, по распоряжению которого эта важная работа была исполнена  одним из офицеров, состоящих по Адмиралтейству.

В 1876 году существующие на пути от Владивостока до Николаевска береговые створные знаки были осмотрены и исправлены шхуной «Алеут». Поставлен новый передний створный знак на мысе Вась (Вассе) вместо опрокинутого ветром и разбитого в дребезги. Знаки Меосского створа, установленные в 1875 году, разобраны и переставлены  на другие места, так как ранее створ вёл не срединой фарватера. Работа выполнена при участии лоцманов и парового барказа (баркаса) Николаевского порта.

В 1877 году в Амурском лимане вместо упавших знаков вновь построены два знака Васского створа на мысе Васс (Вассе) и Короткого створа на Пронге. Остальные знаки, кроме находящихся к югу от мыса Джаорэ, исправлены и окрашены. Измерены высоты знаков от основания.

Из-за войны с Турцией полное ограждение опасностей в портах Восточного океана было произведено в навигацию 1878 года только в северных портах Японского моря и Татарского пролива. Это поручение, из-за крушения шхуны «Алеут» осенью 1877 года, как и ремонт створных знаков в устье и лимане Амура были возложены на шхуну «Тунгуз», откомандированную из Владивостока на всю навигацию для надобностей сахалинских постов по сообщению их с Николаевском.

Распорядителем работ по лоции в северных портах был корпуса штурманов штабс-капитан Кудрин, который приняв во Владивостоке осветительные и другие материалы для маяков Дуэский и Клостер-Кампский, бочки, вехи и цепи для лоции, 15 лоцманов и их учеников 27 апреля отправился на север и на другой день прибыл в залив Св.Ольги. Из залива шхуна вышла 4 мая и  9 мая пришла к посту Дуэ, где сдала на маяк все следуемые материалы. 11 мая шхуна перешла в залив Де-Кастри, где застала плавающий по рейду лёд и снег на горах.

Передав на Клостер-Кампский маяк всё доставленное для него, окрасив и поправив створные знаки на мысе Клыкова, служащие для указания входа на рейд и для поверки компасов, изготовив лоцманские принадлежности, оставшиеся на зиму на острове Обсервации, шхуна вышла 28 мая из Де-Кастри. По пути до Николаевска окрасили и исправили створные знаки Огородные, Патхские, Меосские и Вассьские (Вассе).

Во время стоянки шхуны на Николаевском рейде поставили на мысе Чныррах новый створный знак вместо упавшего и сделали крышу над башней и ремонт башни бывшего Константиновского маяка против Николаевска.

Осмотрев ещё раз в августе свой район 10 октября шхуна оставила Николаевск и пошла прямо к посту Дуэ, к месту крушения коммерческого парохода «Батрак», зафрахтованного казной. Снятые лоцманские принадлежности были сгружены на острове Обсервации и шхуна вернулась во Владивосток.

В навигацию 1879 года были осмотрены все береговые предостерегательные знаки в Амурском лимане и во всех других местах, по возможности исправлены и окрашены известью. Установлены новые задние знаки створов Больше-Пронгского и Лотонгасского.

Все Амурские створные знаки существуют уже много лет и пришли в ветхость. Их все следовало бы перестроить вновь. Эта работа не требовала больших расходов, если будет выполняться назначенной казённой командой. Лесной материал покупать не понадобилось, потому что он имелся в изобилии у самих знаков. Исправление и окраска 2 башен и 58 знаков, а также установка 2 новых знаков обошлась в 1879 году в 51 рубль.

В продолжении всей навигации 1880 года все знаки стояли на своих местах исправно вплоть до конца сентября, когда бывшим в северной части Татарского пролива ураганным северо-восточным  ветром  опрокинуло 12 знаков Амурской системы: передний знак Большого Джаорского створа, передний и задний знак Малого Джаорского створа, задний знак Лаллоского створа, задний знак Сабахского створа, задний знак Уюзютского створа, задний знак Малого Пронгского створа, передний знак Лотонгасского створа, задний знак Чаильского створа, задний знак Вассьского створа, передний знак Меосского створа, передний знак Огородного створа.

Ураган нагнал воду в заливе Де-Кастри на высоту около 8 футов (2,4 метра), так что сараи в нижней части поста были залиты.

Уничтожение знаков в таком большом количестве могло угрожать остановкой плавания к Николаевску судам, даже знакомым с фарватером. Но за поздним временем приступить к восстановлению знаков в навигацию 1880 года командир шхуны «Тунгуз» признал невозможным. Все коммерческие суда вышли из лимана, а пароход «Константин» решил держаться в кильватер за шхуной «Тунгуз».

Гидрографическая часть портов Восточного океана, сознавая важность этого обстоятельства, употребила все усилия, чтобы возобновить в течении зимы возможно больше знаков. А знаки, указывающие фарватер южного бара Амура между мысами Джаорэ и Пронге, и знак Чаильского створа, указывающий перевал в реке из-под южного её берега   на северный, не только установить непременно на местах, но и исследовать вдоль северных линий и самый фарватер бара на тот предмет, не вызывается ли необходимость отвести линии этих створов в ту или другую сторону.

Собственно, при гидрографической части портов Восточного океана в 1880 году, как и в предыдущие годы, не состояло лиц со специальной целью заниматься съёмочными и промерными работами, так как по Наказу занятия эти не входили в круг её обязанностей. Произведённые гидрографической частью работы всегда вызывались какой-либо необходимостью: военными приготовлениями, нуждами лоции или маячной части, надобностями порта, строительной части и т.п. Вследствие этого работы всегда производились зимой офицерами временно и только на короткий срок прикомандированными к гидрографической части. Это обстоятельство было постоянной причиной не только замедления составления отчётов о работе, но гидрографической части приходилось часто самой их заканчивать для того, что бы произведённый труд и затраченные деньги не пропадали бесследно для нужд гидрографии края и без того небогатого подобными работами.

Результатом промерных работ партии корпуса флотских штурманов штабс-капитана Иванова 6-го явилось подтверждение мнения гидрографической части портов Восточного океана, что уклонение фарватера бара реки Амур оказалось к западу и настолько значительное, что представляется необходимым передвинуть линии створов: Малого Джаорского - к западу на 40 сажен (85 метров),  Лаллоский – к западу на 25 сажен (53 метра) и Уюзютский – к западу на 20 сажен (43 метра). Кроме того, для правильного перехода с Сабахского на Лаллоский створ нужно проложить между ними  новую линию, выведя знаки её на остров Уюзют.

Это стало результатом зимнего промера южного бара реки Амур между мысами Пронге и Джаорэ и перевала в устье между мысами Нале и Чхиль. Партии было поручено, если исследования покажут, что фарватер на баре и перевале действительно отклонился в которую – либо сторону, проложить по льду, руководствуясь промером, новые створные линии, которые и вывести на берег, где на местах, выбранных для установки   новых створных знаков, вкопать прочные столбы. Установку знаков произвести после проверки работы партии во Владивостоке.

Для завершения этой работы и установки 12 разных створных знаков Амурской системы, разрушенных бурями, бывшими в сентябре 1880 года, приказом главного командира портов Восточного океана от 22 ноября назначена партия прапорщика Гацкевича, которая приступила к работам 2 января 1881 года.

Восстановление створных знаков в Амурском лимане и устье реки Амур  в 1881 году выполняла промерная партия в составе: начальник – корпуса штурманов прапорщик Гацкевич, производитель работ – корпуса штурманов прапорщик Моисеев, один унтер-офицер и 19 рядовых Николаевской флотской команды.

2 января 1881 года промерная партия, приняв нижних чинов и от порта - промерные вещи, отправилась к месту работ на мыс Усси, где в прошлом году от промерной партии оставалась юрта. По прибытии на место 4 января немедленно приступили  к очищению юрты от снега, исправлению крыши и стен, отчасти повреждённых свежими ветрами. 7 января партия приступила к работам, начав их с установки переднего знака Большого Джаорского створа. Затем партия установила знаки Малого Джаорского и Сабахского створов. По окончании работ партия перебралась на мыс Лалло, где поставила знаки Лаллоского створа.

Затем, 6 февраля партия перебралась в юрту, находящуюся севернее южной деревни на мысе Пронге, и отсюда приступила к изысканию нового фарватера между створами Лаллоским и Сабахским. По окончании изысканий проложена новая промежуточная створная линия, пересекающая   указанные створы. На этой линии построены створные знаки на восточной стороне острова Уюзют. Линия названа Южный Уюзютский створ.

С 25 по 28 февраля партия поставила знаки Пронгского створа, а с 3 по 5 марта – знаки Лотонгского створа. С 11 по 29 марта установили знаки Васского и Чхильского створов. С 29 марта поставили знаки Меоского створа и исправили Чнырахский знак. С 9 апреля построены знаки Огородного створа и исправлены знаки Патхинского створа.

Итог работы партии: с 7 января по 1 мая 1881 года партия имела 80 рабочих дней, в продолжении которых поставлено 15 новых створных знаков и 2 новых полустворных знака, отремонтировано 7 знаков, на протяжении 15 вёрст (16 километров)  прорублено во льду 1312 лунок  для исследования фарватера.

В 1882 году было обнаружено, что многие створные знаки в Амурском лимане были разрушены, как полагают, гиляками, хотя им всегда поясняют через переводчика, чтобы они остерегались разрушать поставленные знаки. Делают же они это, вероятно, ради гвоздей, которыми пришиваются доски к остовам знаков, так как гвозди оказываются всегда вынуты. Так как задний створный знак на мысе Ухтомский едва держится, а передний – разорён, подпоручик Иванов на шхуне «Ермак» сделал новые оба знака. Передний створный знак высотой 7 сажен (15 метров) установлен по образцу прежнего – то есть трёхгранный. Для лучшей видимости на вершине установлен малый треугольник. Знак белый с красной вертикальной чертой, сверху обшит досками сплошь, о от средины вниз – с небольшими промежутками. Задний створный знак высотой 6,5 сажен (13,9 метров) обшит досками и окрашен как передний знак.

Значительный объём работ был выполнен по ремонту створных знаков и приведению Амурской системы створов в соответствие с уточнёнными и изменившимися условиями навигации. Работы выполнили используя спасательный катер Николаевского порта.

Была восстановлена обшивка тёсом знаков Уюзютского и Джаорского створов. На  знаках были заменены железные крепления.

Была расчищена просека Джаорского створа. Из-за ветхости знаки этого створа наметили к замене в следующую навигацию.

Были отремонтированы знаки створов в Пронге, Латангские, Нальво и на мысах Васс и Мео.

Были переставлены – разобраны и собраны на новом месте оба знака Северо-Уюзютского створа для отведения линии этого створа как можно дальше от восточного рифа острова Уюзют.

Двумя парами створных знаков была ограждена 10-футовая  банка (то есть, глубина на банке 3,0 метра) на фарватере против мыса Усси.

Были переставлены знаки Уюзютского полуствора из-за изменения точки перехода судов с линии Сабахского створа на Северный Уюзютский створ.

В 1886 году отметили 35-летие плавания российских пароходов по Амуру, начавшегося в 1851 году, и выполнили большой объём работ по гидрографическому изучению Амурского лимана и по совершенствованию его навигационного оборудования. Ни в одном районе российских морей не осуществлялось в те годы такого значительного комплексного объёма работ по обеспечению мореплавания и его безопасности, объяснявшихся экономическим и  оборонным значением Амура и Амурского лимана для России.

Из леса, заготовленного экипажем шхуны «Тунгуз» с 26 июля по 7 августа, экипажем шхуны «Ермак» в период с 9 по 18 сентября был построен задний знак Большого Джаорского створа. Были построены также задний знак Нальского створа и оба знака Чныррахского створа.

Средствами Владивостокского (военного) порта и эскадры Тихого океана были выполнены следующие работы:

- исследован весь южный бар реки Амур от мыса Пронге до мыса Джаорэ,

- произведено водолазное обследование каменистого рифа, идущего к ENE от острова Уюзют, с канонерской  лодки «Горностай» с 13 июня по 2 июля,

- исправлены и окрашены белой краской береговые створные знаки, определяющие места вех, ограждающих восточную сторону прямого фарватера, и этот фарватер ограждён вехами,

- отремонтированы и окрашены створные знаки на острове Уюзют, а так же створов Большой и Короткий Пронгские; там же расчищены просеки,

- построены мачта с реем и домик для семафора на мысе Усси. Материал  для домика был доставлен из Николаевска.

В 1888 году эти работы продолжались. 15 июня шхуной «Тунгуз» доставлены  7 человек команды для установки семафорных мачт на мысах Усси и Джаоре. Работа на мысе Усси заняла около 2 недель из-за дождей и холодов. В начале июля 4 человека перебрались на мыс Джаорэ, где к средине августа построили сторожку и поставили семафорную мачту. Высоту воды на баре Уссинский семафор показывал с начала июля.

В течение июля и августа были исправлены створные знаки и расчищены от кустов и валежника площадки у ближайших к семафорам створных знаков, заваленные во время бывших здесь лесных пожаров.

Надзор за сохранением снятых по окончании навигации семафорных мачт был поручен старшине гилякской деревни на мысе Усси.

В августе на побережье Амурского лимана произошёл лесной пожар, который едва не уничтожил все постройки на мысах Усси и Джаорэ  вместе с гилякскими селениями. Пожар распространился по всему правому берегу лимана и достиг залива Де-Кастри, где уничтожил половину поста. К счастью для амурских береговых знаков пожар кончился благополучно благодаря энергии гиляков в тушении огня.

С 6 по 11 июня 1889 года шхуна «Тунгуз» вооружила семафор на мысе Джаорэ, а к 16 июня – на мысе Усси. Ею же была установлена сигнальная мачта для переговоров с судами при Клостер-Кампском маяке. На мысе Джаорэ временный флагшток был заменён мачтой и вместо временной сторожки для семафорной команды построен дом из брёвен. На мысе Усси при семафорной станции выстроена баня из брёвен.

В начале лета 1894 года  штабс-капитан Моисеев с семафорной командой  прибыл на германском пароходе «Гайкан» на мыс Джаорэ и начиная с 9 июня в течении четырёх дней ими был установлен задний знак Мало-Джаорского створа, отремонтированы и покрашены другие знаки на этом мысу.

В течение июля 1894 года штабс-капитан Моисеев с четырьмя человеками семафорной команды, а иногда и с помощью наёмных гиляков, построил следующие створные знаки: передний знак  Лаллоский, передний и задний знаки Уюзютские  для прямого фарватера, передний знак  Нальский, оба знака Нальского полуствора, третий знак для Меоской створной мили, задний знак Патхинский. Знаки Нальского, Уюзютского и Меоского створов выкрашены белилами, что постепенно предполагается сделать со всеми знаками.

С 17 по 20 июня 1895 года команда транспорта «Тунгуз» под руководством штабс-капитана Моисеева – распорядителя работ по постановке вех и буёв, отремонтировала знаки Ухтомского створа. Подгнившие брёвна заменили новыми, знаки обшили досками и покрасили. С 4 июля по 10 августа того же года штабс-капитан Моисеев с тремя человеками семафорной команды на гиляцких лодках объехали все створные знаки Амурского лимана, красили и чинили их, а где надо – прочищали просеки.

В 1897 году было признано необходимым установить огни на знаках створов Малый Джаорэ, Сабахский, Лаллоский, Уюзютский и Пронгский, что бы суда пользовались ночными полными водами и не ждали иногда несколько суток перехода вод на утренние, что при короткой навигации на реке Амур принесло бы большую пользу коммерческим судам.

В 1898 году для обеспечения условий судоходства в Амурском лимане по представлению командира Владивостокского порта установлено освещение створных знаков фонарями с рефлекторами. Благодаря этому суда, следующие в лиман, могут пользоваться не только дневными, но и ночными полными водами.

Работала экспедиция   на Сахалине в районе Сахалинского фарватера – на мысе Томлово (или Тымлево) на башне Зотова и у местечка Мачво у рыбалки Рубинштейна на башне Рубинштейна, которую она покрасила. Экспедиция так же построила створные знаки на берегу Сахалина для выхода Сахалинского фарватера в Охотское море и две пары створных знаков для указания места поворота фарватера круто на восток – направление створа  SE – NW 610 15I – в нынешнем написании 1180 45I – 2980 45I.

Транспорт «Камчадал» (штабс-капитан Миронов) 13 июня 1898 года принял на борт у мыса Жонкиер купленный там тёс для постройки створных знаков с фонарями и жерди и пополудни снялся с якоря вместе с паровым катером тюремного ведомства «Князь Шаховской».

С 26 июня по 15 сентября того же года семафорная команда в составе  5 человек семафорной команды, квартирмейстер и 4 человека нижних чинов Сибирского флотского экипажа для плотницких работ  заготовляла лес, строила новые знаки и окрашивала их. По окончании постройки знаков были прочищены просеки, соединяющие знаки каждого створа. Были построены знаки семи створов: Большого и Малого Джаорских, Северного и Южного Уюзютских, Лаллоского, Сабахского и Пронгского.

Было поручено промышленнику Акулинину, имевшему свою рыбалку у сахалинской речки Музьма,  построить башню на вершине острова Лангр - ныне Байдуков - к весне будущего, 1899 года. Для этого промышленнику отпустили с избытком  лес, гвозди и краску. Речка Музьма  впадает в Амурский лиман с восточного его берега в 3,6 мили (6,7 километра) к северу от мыса Халезова. В 9,5 кабельтова (1,8 километра) от устья этой речки  к NNW расположены маяки Валуевского створа, а далее, в 1,6 мили (3 километра)  расположено селение Рыбновск.

В продолжении лета 1899 года распорядителем работ штабс-капитаном Фёдоровым были построены новые знаки, вместо пришедших в ветхость, и окрашены. Прочищены некоторые просеки, проделаны дорожки между освещающимися створами. Были построены три сторожевые домика на мысах Лалло, Саббах и на острове Уюзют.

8 сентября 1899 года были установлены Охотские створные знаки.

В течении 1900 года штабс-капитан Фёдоров на транспорте «Камчадал» выполнил следующие работы:

- ко 2 июня осветил все створы, ведущие через бар в Амурском лимане,

- к 14 июня на катере тюремного ведомства «Князь Шаховской» поставил створные знаки на мысе Уанги на острове Сахалин в направлении к мысу Лазарева,

- 18 июня за период с 5 часов утра до 21 часа вечера поставили знак на мысе Меньшикова около острова Лангр,

- 19 июня переставили путём перетаскивания по канаве не разбирая и не сваливая передний знак створа Охотский входной у селения  Вискво. Эта работа была намечена ранее подполковником Жданко,

- у рыбалки Рубинштейна поставили знаки створа, ведущего к бакану № 7,

- 20 июня на мысе Халезова поставили два знака створа, ведущего к бакану № 6.

В течении навигаций 1901-1903 года в Амурском лимане освещали 7 пар створных огней.

В начале 1903 года Министерство путей сообщения возбудило вопрос об исследовании фарватеров в Амурском лимане с целью отыскания более удобного сообщения между г.Николаевском и Японским морем. Работа была возложена на начальника Гидрографической экспедиции Восточного океана подполковника Жданко. Исследованиями выяснено, что Северный фарватер Амурского лимана глубже Южного и там возможен проход в Амур судам с осадкой до 13 фут (4 метра). При незначительной расчистке землечерпанием осадку судов можно довести до 18 фут (5,5 метра).

Из-за большого значения вновь обследованного Северного фарватера и желания увековечить имя первого обследователя устьев Амура в 1848 году капитан-лейтенанта Невельского Главное гидрографическое управление в 1903 году  возбудило особое ходатайство о наименовании этого фарватера именем Невельского. На это ходатайство государем императором было изъявлено высочайшее согласие.

Северный фарватер в малую воду имеет имел не менее 18 футов глубины и на небольшом баре 13 футов. По мнению инженера Чубинского одна землечерпательница морского типа может легко в одно лето довести глубину на баре до 19 футов (5,80 метра) и тогда появится новый фарватер, который позволит судам не разгружаясь до 12 футов (3,70 метра), как это требуется на Южном фарватере, приходить в Николаевск по 18-футовому фарватеру. Нужно будет идти Сахалинским фарватером в Охотское море, пройти на запад до входа на Северный фарватер и идти им в Николаевск. Путь удлиняется на 65 миль (120 километров), но не будет отгрузки судов до 12 футов у мыса Джаорэ, на что тратится много времени и денег.

Из-за начавшейся русско-японской войны распорядителем работ по постановке вех и баканов в период с 16 февраля по 11 марта 1904 года были сняты все створные знаки.

В 1905 году из-за продолжавшейся русско-японской войны навигационное ограждение фарватеров не делалось. Только на фарватере Невельского были поставлены условные знаки на банках. Почти всё движение судов в Николаевск на Амуре происходило по фарватеру Невельского. Коммерческие пароходы, желая избежать встречи с японцами, шли вокруг Сахалина и подходили к лиману из Охотского моря. Для проводки судов  через бар употреблялся речной пароход «Неронов». Пароходы проводили с осадкой до 23 футов (7 метров), но за баром они отгружались до 16 футов (4,90 метров).

По окончании войны в 1907 году транспортом «Камчадал» установлены 27 июня Уссинские, а 29 июня Сабахские створные знаки.

В 1915 году для установки в Амурском лимане высланы были изготовленные  АО «Газоаккумулятор» 6 освещаемых ацетиленовых баканов и изготовленные для этих баканов «Обществом Русских (Смеловских) заводов» якоря и цепи. С 3 по 8 июля были построены знаки Нальского створа.

В 1916 году из-за необходимости увеличения табеля комплектации (штата) лоцмейстерского судна «Фарватер», обслуживающего лоцию Амурского лимана, одним помощником командира и двумя членами команды, а также в связи с дороговизной жизни увеличить оклады содержания личному составу испрошено дополнительное ежегодное денежное ассигнование в размере 3900 рублей.

Ю.Шухин

15.02.2015

Создание сайта: Компания НиазидаСоздание сайта
Компания Ниазида